Александр Денисов: Лучшее партнерство — это предоплата

14.03.2017

«Детектор медиа» встретился с директором каналов «Футбол 1»/«Футбол 2» Александром Денисовым и поговорил об украинской спортивной журналистике, украинском футболе и экономике платных каналов.

— Александр, в сентябре прошлого года на Kiev Media Week вы озвучивали прогноз о распределении ваших доходов между каналами дистрибуции: на кабель в 2016 году ожидалось 55 % доходов каналов «Футбол 1»/«Футбол 2», на спутник — 20 %, на IPTV/OTT — 25 %. Оправдался ли этот прогноз?

— Да, оправдался. За последние три года у нас четко прослеживается рост дистрибуции в IPTV. То есть если раньше в структуре платной дистрибуции кабель превалировал (старт наших переговоров с кабельными операторами — это 2009–2010 годы), то сейчас все очень быстро меняется и кабель уступает другим каналам дистрибуции, хотя все еще остается первым. Что касается спутника, то сейчас каналы «Футбол 1» / «Футбол 2» разрушают все шаблоны платного спутникового ТВ в Украине — спрос огромен. Если же все медиагруппы закодируются, то мы и от этого дивиденды получим.

Также нас радует развитие ОТТ. Наша дистрибуционная компания «Диджитал Скринс» вышла на третье место по количеству абонентов как IPTV-оператор и ОТТ-платформа после «Воли» и «Триолана». Фактически те, кто в команде нашей медиагруппы когда-то начинал развивать платную дистрибуцию, теперь сами стали игроком на рынке платного телевидения, предлагая услуги IPTV, OTT и спутниковой платформы Xtra TV.

— Какой вклад в рост IPTV- и ОТТ-дистрибуции ваших каналов делает тот факт, что в составе вашей медиагруппы есть собственный IPTV-оператор и ОТТ-платформа?

— Когда мы начинали свою историю в 2008 году, то платили кабельным операторам, чтобы войти в их сети. Потом был период, когда никто никому не платил. И с 2010 года мы запросили у кабельных операторов справедливую на тот момент цену за наш контент. Они крутили пальцем у виска и говорили: «В этой стране все платят кабельным операторам, вы идете не в ту дверь». Но время показало, что если контент и каналы востребованы, то наше спортивное платное телевидение будет работать по той же формуле, что и во всем мире. Так что мы, по сути, начали в Украине историю платного телевидения. Сейчас в ментальности кабельных операторов должны произойти такие же изменения, но теперь уже в отношении эфирных каналов. Кто-то из операторов говорит: «Я не хочу вас ставить», — и выключает каналы одной из медиагрупп. И тот факт, что у единственной на рынке медиагруппы оказалась своя ОТТ-платформа, приводит к тому, что с ней все хотят дружить и обсуждать сотрудничество, в том числе и другие медиагруппы.

Телезрителей кроме цены и эксклюзивности контента интересует также возможность получить этот контент через все виды устройств, которыми они пользуются — телевизор, планшет, компьютер или смартфон. Благодаря тому, что у нашей медиагруппы есть ОТТ-платформа, мы можем доставить контент конечному потребителю любым известным способом.

— Строго говоря, вы не единственная медиагруппа, у которой есть собственная дистрибуция: в прошлом году «1+1 медиа» купила спутникового оператора Viasat и запустила видеоагрегатор Ovva.tv. «1+1 медиа» развивает видеоагрегатор по рекламной модели и кроме ее каналов там есть контент только «Первого автомобильного», но ведь теоретически туда могли бы прийти и другие каналы. В чем, как мне кажется, еще одно существенное различие между их подходом и вашим — в том, что вы жестче воюете с пиратами: «1+1 медиа» дает интернет-пиратам контент в своем плеере, а вы судитесь с ними. Я права?

— Да, если люди играют вне законодательного поля, следует судебное разбирательство.

— С какой частью пиратов — интернет- и кабельных — вы доходите до судебного преследования?

— Я не могу сказать, что это большая часть. Обычно это мелкие операторы, которых сложно выявить, а не крупные в областных центрах. Тем не менее, рано или поздно нам становится известно об их деятельности, потому что на нас работает компания, которая занимается выявлением таких ситуаций на ТВ и в интернете. Мы работаем в тесном сотрудничестве с киберполицией. Более того, наша медиагруппа помогала организовать тренинги для киберполиции относительно того, на что должно быть заточено их внимание. Киберполиции по всей Украине было предоставлено специальное оборудование, чтобы упростить процесс выявления нарушений и привлечения к ответственности недобросовестных операторов.

— Это ваше сотрудничество с киберполицией началось после того, как медиагруппы подписали с ней меморандум (осенью 2016 года. — ДМ), или вы работали вместе и до того?

— Нет, мы и раньше сотрудничали. Мы работаем с киберполицией уже порядка пяти лет, потому что пытаемся защитить наш контент. Все это началось, естественно, с футбольного контента, потому что он дорогостоящий и уникальный.

— А после того, как киберполиция подписала меморандум с медиагруппами и показательно закрыла Fs.to и Eх.ua, произошли ли какие-то системные изменения в борьбе с пиратством?

— Они не могут произойти за один день или даже год, потому что вся система несовершенна. В ЕС, например, вы ничего не сможете посмотреть нелегально, потому что законодательство очень четко обозначило рамки.

На сегодняшний день мы не говорим ни о какой персональной ответственности за просмотр нелегального контента. Речь идет только о юрлицах, которые ведут незаконную деятельность, воруя наш контент в интернете, незаконно транслируя наши футбольные каналы. Кстати, за рубежом вы их не посмотрите, потому что стоит геоблокировка. Мы приобретаем футбольные права исключительно на территорию Украины.

Как я уже сказал, наш контент очень дорогой и непростой, и львиная его доля — это зарубежные телетрансляции матчей Лиги чемпионов, Лиги Европы, права на которые покупаются за валюту. Сегодня мы, как любая медиагруппа в Украине, перманентно в турбулентности: понимая, что не можем поднимать наши цены для населения и операторов синхронно с инфляцией, мы стараемся искать дополнительные источники монетизации контента.

Мы зашли со своим контентом в кинотеатры и показываем там матчи Лиги чемпионов и Лиги Европы. Во время «Евро-2016» мы давали право открывать фан-зоны с трансляцией наших сигналов. Также мы запускали онлайн-магазин с брендированной сувенирной продукцией каналов. То есть происходит постоянный поиск, как в наших реалиях получить максимум отдачи от нашего контента.

Я хочу сказать огромное спасибо нашему акционеру Ринату Ахметову, который в этих непростых условиях продолжает инвестировать в каналы «Футбол 1»/«Футбол 2», благодаря чему украинские болельщики могут смотреть лучший футбол. Как следствие, несмотря на все потрясения экономики, «Медиа Группа Украина» выполняет все финансовые обязательства перед УЕФА и международными агентствами.

— Эксклюзивные контракты на трансляцию в Украине матчей Лиги чемпионов и Лиги Европы вы заключили в 2013 году, но ваши каналы начали вещание в 2008 году. Что вы показывали, пока не было эксклюзива, как вы развивали эти проекты?

— Естественно, мы не могли в один день открыть каналы так, чтобы на них было все. Если говорить о европейских чемпионатах, то мы стартовали со второстепенных и даже третьестепенных футбольных лиг. Но во главу угла сразу были поставлены матчи Национальной лиги Украины, потому что это основополагающий продукт для футбольного телевидения в любой стране.

Почему мы стали платными? Потому что спортивное телевидение не может существовать по законам эфирного телевидения, которое живет за счет прямой рекламы. Почему спортивное телевидение — платное во всем мире? Потому что речь идет о специализированных каналах. Есть аудитория, которой нужен только футбол, здесь и сейчас. А эфирный канал — это вся аудитория. Системы телеизмерений ориентированы на эфирные телеканалы; спутниковые каналы, такие как «Футбол 1» / «Футбол 2», они считают с большой погрешностью. Дальше получается такое несоответствие, что у нас эксклюзивный продукт, востребованный зрителями, но рекламодатель запрашивает данные рейтингов, а система считает их минимальными. Поэтому мы в какой-то момент поняли, что нам на каналах не нужна прямая реклама: мы ее убрали, оставив лишь опцию спонсорства. Любой спонсор может выкупить одну из категорий: мобильная связь, алкоголь, пиво, вода и так далее.

— Сколько у вас зрителей?

— Если говорить в целом о кабеле, то потенциально это около 5,5–6 млн человек (2 млн домохозяйств). Плюс у нас есть зрители в Xtra TV и Oll.tv.

— У вас есть успешный опыт продаж «Футбол 1»/«Футбол 2» a la carte на Xtra TV и Oll.tv, причем как каналов в целом, так и отдельных матчей. Многие пользователи говорят, что они не хотели бы покупать каналы пакетами, но a la carte — редкость. Будет ли когда-нибудь в Украине больше каналов продаваться по модели a la carte?

— Надо понимать, какие это будут каналы — точно не эфирные. Что для телезрителя важно, чего он хочет и за что готов заплатить? Что это может быть кроме спорта? Это может быть кино, может быть что-то, что происходит сейчас, в данный момент — например, кинопремьера, когда человек хочет поскорее увидеть новый фильм Скорсезе, но не горит желанием идти в кинотеатр.

— Почему каналов два: «Футбол 1» и «Футбол 2»? И почему нет канала «Биатлон», например?

— Если говорить о зарубежном футболе, то у болельщиков весьма разнообразные вкусы: кто-то смотрит Чемпионат Испании, кто-то — Англии. Специфика расписания матчей такова, что они играются в выходные дни в одно и то же время. Как их показать на одном канале? Невозможно. Каналов у нас два, но, по сути, это один канал из двух частот, они ничем не отличаются, это каналы-близнецы, на которых ротируется контент. В то же время, двух таких каналов пока вполне достаточно, чтобы поместить туда все необходимое: Лигу чемпионов, Лигу Европы, Чемпионат Украины, любимые всеми Чемпионаты Испании и Англии, матчи сборных.

Если же говорить о том, почему у нас нет канала «Биатлон» или «Теннис», то это, к сожалению, невостребованные в Украине виды спорта. Мы в этом плане близки к таким странам как Италия и Испания. У нас в стране, к сожалению, кроме футбола и бокса люди особо ничего не смотрят. Но боксерские поединки тех бойцов, которых любят смотреть наши зрители, проходят раз в 4–6 месяцев. Соответственно, создать полноценный канал на таком контенте достаточно сложно. А кроме того, мы должны понимать, потянет ли рынок кабельных операторов платить за два футбольных канала, а потом еще и за третий спортивный. Мы изучали этот вопрос и поняли, что спроса для общеспортивного канала нет.

— Спрошу у вас не только как у руководителя футбольных каналов, но и как у продюсера всех спортивных программ «Медиа Группы Украина»: интересен ли вам другой спорт — например, Олимпиада — не для платных каналов, а для канала «Украина»? Олимпиада с успехом идет на «UA: Першому» и поднимает его рейтинги.

— Если глубже проанализировать смотрение Олимпийских игр, то для «UA: Першого» это, наверное, подъем. Но если говорить о каналах первой шестерки, то максимальный спрос на Олимпиаду складывается в первый и последний день: на открытии и закрытии. Смотрение нашими зрителями большинства видов спорта очень спорное. Это не в последнюю очередь потому, что государство должным образом не наладило программу развития спорта и его популяризации. Да, несколько лет назад у нас начал подниматься хоккей, но война внесла свои коррективы, и сегодня ситуация в украинском хоккее еще плачевнее, чем в украинском футболе.

Я помню, как мы приезжали в Донецк на матчи Лиги чемпионов — как правило, за несколько часов до этого проходили хоккейные матчи. Дворец «Дружба» был забит, более того — я видел фан-шоп хоккейного клуба «Донбасс», где люди разметали атрибутику и сувенирную продукцию. Это уже превращалось в правильно развивающийся спортивный бизнес. Но сейчас — увы. Сейчас усилия направляются на то, чтобы хоккей поддержать, чтобы он остался хоть в каком-то виде и когда наступит мир, дай Бог, он снова начал развиваться.

— Кому принадлежит хоккейный клуб «Донбасс»?

— Борису Колесникову. Он же и был инициатором возрождения хоккея в Украине.

— В борьбе за права на трансляцию Лиги чемпионов и Лиги Европы вы были соперниками с «1+1 медиа», обошли ее в этой борьбе. И, как говорят на рынке, это одна из основных причин конфликта между вашими группами. Сейчас для ваших футбольных каналов это основополагающий продукт. Если ли риск, что права на следующий срок могут вам не достаться?

— Риск есть всегда: речь идет о тендерах с крупнейшими международными агентствами, в том числе с УЕФА, которая определяет победителя на основании собственных критериев. Среди этих критериев кроме цены есть еще самоощущение УЕФА относительно того, с кем она хочет работать — не с точки зрения того, кто кому внешне нравится, а с точки зрения способности предоставить финансовые гарантии. Контракты долгосрочные: как правило, речь о трехлетних циклах. И УЕФА думает, нет ли рисков: если она заключит контракт с той или иной медиагруппой, выполнит ли группа свои обязательства.

Для нас было большой честью, когда мы победили в тендере на трансляцию Лиги чемпионов и Лиги Европы. На тот момент у нас уже был долгосрочный контракт с УЕФА на показ сборной Украины, «Евро-2016». Во время тендера на Лигу чемпионов и Лигу Европы УЕФА должен был решить, отдать ли все в одни руки или каким-то образом разделить права. Повторюсь: решение оставалось за УЕФА, и он его принял в нашу пользу.

— Есть ли у вас план Б на случай, если вы потеряете часть прав на футбольные трансляции?

— К этому вопросу нужно относиться философски. Определенная контентная база у нас существует. Нет ничего вечного. Мы не можем говорить, что всегда будем всем владеть. Это тендер, ситуации могут быть самыми разными. Возьмите тот же последний случай в Великобритании: там много лет правами на Лигу чемпионов владел Sky Sports, но на рынок зашел British Telecom, запустил свои телеканалы и перебил предложение Sky Sports, который показывал матчи с момента основания Лиги чемпионов, с начала 1990-х.

Знаете, как говорят футбольные агентства: «Лучшее партнерство — это предоплата». Нужно соответствовать их параметрам, быть гибким по многим пунктам в переговорах — тогда приходит результат.

— В прошлом году были разговоры о возможном создании объединенного телевизионного пула на трансляцию матчей Украинской премьер-лиги. В итоге он не создался и вы с «1+1 медиа» поделили по шесть команд?

— На самом деле за последний год-полтора мы с «1+1 медиа» вышли на стабильные рельсы сотрудничества в футбольном направлении. У нас был определенный момент, когда мы должны были дать друг другу обоюдные обещания и гарантии, которые не прописаны на бумаге, и обе стороны обещания сдержали. Моя позиция: суть не в войне, а в обоюдном вкладе в развитие футбола.

— Премьер-лига, мягко говоря, не очень популярна за пределами Украины. Но если вы когда-нибудь теоретически захотите продавать международные права на нее, вам с «1+1 медиа» понадобится объединить силы?

— Да, если мы посмотрим на пустующие стадионы Украинской премьер-лиги, то это прямой ответ на вопрос, насколько она сейчас популярна. Был момент, когда в премьер-лиге стало пять-шесть очень классных клубов. Она начала становиться интересной, потому что приезжало много легионеров, в чемпионате велась непредсказуемая борьба, когда на чемпионство наконец стали претендовать несколько клубов, а не только два. Это, конечно, прибавляло стоимости премьер-лиге с точки зрения интереса за рубежом.

Но сейчас все равно нельзя стоять на месте. Важный вопрос в том, что украинская лига должна объединить свои клубы в продаже прав. Мы можем помочь такому объединению, мы не настроены на деструктив. Но сами клубы должны договориться друг с другом о долгосрочной стратегии, которая включает и коммерческую составляющую. Пока этого не произойдет, мы будем оставаться последней, мне кажется, в Европе страной, в которой нет единого продукта, бренда, графики, тогда как все матчи должны быть в одинаковой маркетинговой обертке и становиться продуктом. Да, сначала он не будет стоить тех денег, каких хотят некоторые менеджеры наших клубов, приравнивая запрашиваемые за телеправа деньги к суммарным годовым затратам клуба. Даже согласно принципам финансового fair play УЕФА, все доходы футбольного клуба не могут быть только за счет продажи телевизионных прав: должны продаваться билеты, атрибутика, должны быть спонсорские контракты, плюс доходы от трансферов.

И пока наши клубы не договорятся между собой, Украинская премьер-лига как организация будет представлять собой технический орган, занятый проведением соревнований, а не выполнять ту функцию, которая на нее возложена: сделать национальный чемпионат бизнесом.

— Да, когда я готовилась к нашему интервью, была потрясена количеством мелких чвар на рынке — начиная от взаимоотношений между клубами и заканчивая спортивными журналистами: когда одно издание говорило мне, чтобы я ни в коем случае не читала другое, потому что оно кого-то продвигает. Но моя самая любимая история — о том, что тренер «Динамо» бойкотирует журналистов «Футбол 1»/«Футбол 2». А поскольку УЕФА все-таки требует от игроков его команды давать интервью, то они намеренно отделываются короткими, односложными ответами. Как такое вообще может быть?

— Это наш футбол: тренер «Динамо» не приходит на канал «Футбол». Это наше сегодняшнее общество, понимаете? Сейчас такое хоть в футболе, хоть в экономике, хоть в политике, поэтому и хочется, чтобы в нашей стране выздоровело все и сразу.

Я оптимист и верю, что все будет хорошо.

— Вы совмещаете, мне кажется, потрясающее количество обязанностей: и продюсера всех спортивных программ медиагруппы, и ведущего прямых эфиров, и директора каналов. Я понимаю, что это сложно: работы много, и она разная, требующая концентрации в определенные моменты суток...

— Требующая переключения (смеется. — ДМ).

— Как вы ее организуете и как распределено ваше время?

— Пять дней в неделю я менеджер, с оговоркой, что по вторникам и пятницам мне нужно провести планерку с журналистами программы «Великий футбол». Правда, все равно кроме того мониторинга, который я получаю, я фактически круглосуточно сам все мониторю, чтобы к воскресенью понимать, что произойдет, и для себя самого сложить картину. А в субботу я смотрю матчи, потому что мне надо их смотреть — потому что в воскресенье надо о них говорить. В воскресенье я снова смотрю матчи, потому что они играются еще и в воскресенье, и самостоятельно пишу свои тексты и размышления. Затем — эфир.

На самом деле, если послушать, то это какой-то график сумасшедшего. Но я бы слукавил, если бы так сказал, потому что мне грех жаловаться: я занимаюсь своим любимым делом. Да, уже так исторически сложилось и сидит у меня в голове, что с середины июля до середины декабря у меня нет выходных. Но зато потом — два месяца одной только админработы, и это уже очень хорошо. А потом с середины февраля и до середины мая — снова без выходных. Но повторюсь: я ни на что не жалуюсь, меня все устраивает. Может, мне и нужен такой график работы в жизни, чтобы держать себя в тонусе, чтобы все время было интересно. И у меня есть коллеги, которых я очень люблю; по сути, это мой второй дом.

— Недавно у нас вышло интервью с Юрием Сугаком (главным редактором канала «Украина». — ДМ). Он рассказывал, что когда он работал на канале «Украина» еще в Донецке, у него был такой период, когда он совмещал роль ведущего, выпускающего редактора и руководителя. Я подумала, может, это у вас такой корпоративный стиль организации работы (смеется. — ДМ)?

— Да, у Юры действительно был такой период. Мы с ним вместе начинали, и тогда у нас один человек должен был быть и главой выпусков новостей, и вести их. Я был главой спортивной редакции и вел спортивные новости еще до того, как появились программы, трансляции и так далее.

Мы с ним немножко как близнецы-братья, с той лишь разницей, что Юра сейчас уже не ведет, а я остался и продолжаю еще и эфирную деятельность. Это очень хорошо держит в тонусе. Если бы у меня сейчас не было эфиров по воскресеньям, то мое внимание полностью перенаправилось бы в админкорпус — я бы даже не заметил, как это произошло. И я бы выпадал из футбольных реалий. Так что ведение эфиров оставляет мне возможность, во-первых, оставаться внутри информационных потоков, а во-вторых — по воскресеньям отдыхать от Денисова-руководителя, а по понедельникам — от Денисова-ведущего.

— С недавних пор вы еще и актер. Мне кажется, что для вашего персонального бренда было отлично появиться в спортивной драме «Правило боя» в небольшой роли ведущего спортивных состязаний: вы вышли на другую аудиторию через прокатное кино как канал коммуникаций.

— Да, но я не переоцениваю свое появление там — всего несколько эпизодов. Меня позвал Алексей Шапарев, мы с ним старые друзья. Вместе родом из Донецка, в 1991–1992 году студентами сидели в общежитии, мечтали, чем будем заниматься в жизни. Я рад, что он дорос до режиссера, пусть у него и дальше все получается.

Было очень интересно попробовать, как проходят съемки кино. И когда мы записывали мои дубли с выходом конферансье или, как они его называют, «мастером церемонии», то сделали все как-то очень быстро — за час-полтора. Я удивился, на что Алексей мне ответил: «С вами, телевизионщиками, проще: у вас еще нет определенных догм, как у актеров, которых надо растрясти, чтобы выдавить из них то, что они привыкли делать. А ты сейчас — чистый лист, из тебя можно лепить что угодно, тем более что у тебя есть навык и ты не боишься включенной камеры».

— Сколько человек работает на каналах «Футбол 1»/«Футбол 2»?

— Штатных — 92. И внештатных еще порядка 60 человек. Внештатные — это те, кто обслуживают производство прямых трансляций: если трансляцию Лиги чемпионов мы можем получить в виде готового сигнала матча, который кто-то снимает в Мадриде или Барселоне, то украинский футбол — это очень затратное производство: ПТС, машины, квалифицированный персонал. С ним удобнее работать на фриланс-основе.

— Когда вы освещали «Евро-2016», то выпускали много программ, чтобы подогревать интерес к футболу, и ваши журналисты ездили непосредственно на турнир. Вы мобилизуете силы только этих 92 человек или есть еще какие-то скрытые резервы?

— Задача спортивной группы «Футбол 1» / «Футбол 2», вне зависимости от того, будет турнир выходить только на канале «Футбол» или в том числе на других каналах медиагруппы, — организовать все своими силами. То есть во Франции, как и в Бразилии, работали исключительно наши журналисты, операторы, которые обеспечивали выпуски футбольных новостей на каналах «Футбол». Плюс что-то шло для спортивной части программы «Сегодня» (ранее — «События». — ДМ): хотя там нет спорта, но каким-то знаковым спортивным событиям эта программа уделяет внимание.

Так что, повторюсь, это только наш персонал, плюс для отдельных студийных проектов мы, безусловно, привлекали дополнительных ведущих.

— А что происходит в перерывах между большими чемпионатами? Ваша команда расслабляется и отдыхает?

— Да они особо и не успевают расслабляться. Начиная с 2012 года лето без футбола — это, грубо говоря, один месяц с середины июня до середины июля, когда все должны успеть сходить в отпуск, потому что потом все стартует по-новой. И это такой конвейер, где, конечно, от наших сотрудников требуется не просто влюбленность, а такая настоящая, твердая «любовь по жизни». Поэтому, как правило, здесь работают люди, которые очень любят то, чем занимаются.

— Я думаю, вам много раз задавали вопрос по поводу бесплатного предоставления фрагментов футбольных трансляций каналам других медиагрупп для использования в их новостях. И ваша позиция, по-моему, артикулирована однозначно: вы против. Верно?

— Да.

— Есть разговоры о том, что такое требование может появиться в законопроекте об аудиовизуальных услугах как обязательство предоставлять фрагменты записей общественно значимых событий. Может ли это случиться?

— Я это называю чистым популизмом по одной простой причине: это не популяризация спорта, потому что когда болельщик хочет спорт, он его находит и получает. Все эти «надо дать» возвращают нас во времена Советского Союза, где всем давалось одно и то же, и ничего хорошего не получилось. Любой продукт ценен для потребителя, когда он понимает, сколько тот стоит. Если исходить из логики «дать бесплатно», тогда нужно сделать бесплатный вход в кинотеатры на премьеры голливудских блокбастеров или на стадионы на матчи Лиги чемпионов.

— А вы продаете эти фрагменты? У других каналов есть возможность их у вас купить?

— Некоторые каналы к нам обращались, но предлагали сущие копейки.

Нужно понимать, что если зрители где-то посмотрят голы, то зачем им покупать доступ ко всему матчу? А если мы не будем развиваться и аккумулировать доходы, то нам не за что будет покупать контент, и в итоге рано или поздно украинским телезрителям нечего будет смотреть на наших каналах.

— Далеко ли «Футбол 1»/«Футбол 2» до окупаемости? С одной стороны, вы говорите о хорошей динамике продаж, а с другой — растет стоимость закупки контента из-за подорожания валюты.

— Наша задача — показывать эволюцию, рост доходов, стратегию бизнеса. Например, драйвером продаж всей платформы Oll.tv являются именно каналы «Футбол 1» / «Футбол 2» — это пример стратегии бизнеса. Многое не зависит от нас: экономика не может жить отдельно от футбола, и наоборот.

— Когда вручали «Телетриумф-2016», мне задали вопрос, что я думаю о том, что победы во всех трех спортивных номинациях достались вашей команде. Я думаю, что все три ваши победы заслуженные. Но есть проблема: на рынке мало ярких спортивных программ и спортивные редакции на телеканалах плохо финансируются. Почему такое состояние спортивной журналистики?

— Каждая медиагруппа выбирает направления, которые она хочет у себя развивать: сериалы, шоу, спорт или что-то еще. Если на телевидении в целом мало спортивных редакций, то этот вопрос точно не к нам, а к тем, кто эти редакции закрыл.

Вот недавно закрылась газета «Команда». Понятно, что печатные издания на сегодня уже устарели, это неоперативный и дорогостоящий способ доставки информации потребителям. Но у газеты не было даже электронной версии. Это вообще нонсенс в XXI веке, и у меня вопрос: почему никто за все эти годы не следил за трендами, не вкладывал в развитие интернет-версии? «Команда» могла стать мощным ресурсом, собирающим средства уже не от печатных рекламодателей, а от тех, кто размещается в интернете. Там работали высококвалифицированные журналисты, понимающие в футболе и других видах спорта. Их выбросили на улицу, дождавшись, когда издание умерло естественной смертью.

— Вы кого-то из этих людей взяли к себе?

— Нет, это пишущие журналисты. Правда, на фрилансе у нас есть журналист из «Команды», который готовит нам аналитику.

— Есть ли какие-то дефицитные для вас специализации? Кого вы не можете найти? Ведущих? Спортивных аналитиков?

— Нам не хватает комментаторов, самородков. Мы, по сути, начинали в чистом поле. Не было преемственности.

Когда-то уже покойный Владимир Маслаченко был непререкаемым авторитетом для очень амбициозного коллектива, включая Васю Уткина и Юру Розова, которые периодически у нас работали в те незабвенные времена. И теперь такую традицию нам нужно создавать самим: наши комментаторы будут естественным образом мужать и, надеюсь, подтягивать за собой молодую поросль.

Источник: detector.media

Комментарии:

через

Похожие новости

Топ новость

С 11 августа зрителей телеканалов «Футбол 1/Футбол 2» снова ждут горячие поединки чемпионата Англии. 

Новости

Опрос

Опрос