— Андрей Васильевич, Исполком принял решение, что домашние матчи сборной Украины в Лиге наций нынешней осенью пройдут во Львове (со Словакией) и Харькове (с Чехией). Прокомментируйте это решение.

— Как известно, Львов — фартовый город для нашей главной команды. И, хоть матч будет проходить без зрителей, мы планируем организовать неподалеку от стадиона фан-зону, чтобы игроки сборной Украины ощущали поддержку болельщиков. А что касается Харькова, то таково было пожелание тренерского штаба сборной Украины. Члены Исполкома ФФУ к нему прислушались.

— Перед исполкомом многие СМИ писали о том, что сразу три организации, которые объединяют участников АТО, подали заявки на вступление в члены ФФУ. Но всем трем было отказано...

— Все прекрасно знают, что ФФУ с большим уважением относится ко всем организациям, которые занимаются социальной реабилитацией воинов АТО. Но мы оказались в непростой ситуации. Принять все три организации мы не можем. Поэтому формально мы отказали всем, предложив им найти компромисс и объединиться в вопросе организации футбольных турниров. Недавний конфликт в Вишневом, когда две организации участников АТО, с которыми у нас подписан договор о сотрудничестве, не смогли поделить футбольное поле, не красит саму идею помощи участникам АТО.

— До финала Лиги чемпионов остался один месяц. Вы говорили, что проведение этого мероприятия не будет стоить бюджету Украины ни копейки, но при этом мы периодически слышим о миллионных суммах, которые выделяются на реконструкцию НСК «Олимпийский».

— Как известно, НСК «Олимпийский» — государственный объект. Понятно, что он требует определенного финансирования, чтобы содержать его в надлежащем техническом состоянии. К примеру, мембранная крыша стадиона — сложнейшая техническая конструкция. Она должна проходить регулярные регламентные работы из-за воздействия ветровых нагрузок. И если с 2012 года в этом плане ничего не делалось, потому что не было соответствующего финансирования, то можно раз в шесть лет выделить средства, чтобы устранить неполадки?

Другими словами, из государственного бюджета выделяется часть средств, которые были недополучены НСК «Олимпийский» за все время после проведения ЕВРО-2012. И эти работы нужно было бы проводить в любом случае — был бы у нас финал Лиги чемпионов в Киеве или нет! Повторюсь — ни одной дополнительной гривны из госбюджета не будет потрачено из-за того, что на НСК «Олимпийский» пройдет финал Лиги чемпионов, и в связи с тем, что к стадиону возникли какие-то дополнительные требования!

Что касается денег из бюджета города — да, было принято решение о выделении 25 млн гривен в связи с проведением финального матча. Эти деньги пойдут не на реконструкцию стадиона, а на выполнение городом своих обязательств перед УЕФА. Это касается брендирования Киева, изготовления дополнительных информационных материалов и тому подобных имиджевых вещей. Ну и, в конце концов, по самым скромным подсчетам, Киев от проведения финала Лиги чемпионов получит в свой бюджет около миллиарда гривен! Согласитесь, ради такой прибыли можно выделить 25 млн. К тому же Киев украсят как раз к празднованию Дня города.

— Григорий Суркис во время передачи кубков мужской и женской Лиги чемпионов высказал претензии, что он как человек, завоевавший для Украины право проведения финалов престижнейших турниров, не получил приглашения от ФФУ на это мероприятие...

— Раз уж вы подняли эту тему, то позволю себе внести некоторые уточнения. Дело в том, что предметный разговор о проведении в Киеве финала Лиги чемпионов состоялся во время визита Мишеля Платини в Украину осенью 2014 года.

В тот момент Анатолий Коньков уже самоустранился от исполнения своих обязанностей президента ФФУ, а я, по сути, был и.о. главы федерации. Мы собрались в администрации Президента Украины. И разговор шел в том ключе, что неплохо было бы провести в Украине финал Лиги чемпионов. В итоге в марте 2015-го на конгрессе меня выбрали президентом ФФУ, и всю заявочную документацию подписывал уже я. Также наша команда активно участвовала в формировании гарантий и обязательства для УЕФА.

В сентябре 2016-го на Исполкоме УЕФА в Афинах было утверждено, что финал Лиги чемпионов в 2018 году состоится в Киеве. К слову, там же, в Афинах, днем ранее на Конгрессе УЕФА главой организации был избран Александер Чеферин. И он был явно не в восторге от того, что Григорий Суркис во время предвыборной кампании вел агитацию против него. По просьбе Григория Суркиса украинские дипломаты просили глав футбольных федераций разных стран голосовать за кого угодно, но только не за этого кандидата.

К тому же нужно признать, что изначально наша заявка на проведение финала была не без изъянов. Безопасность, состояние стадиона, городская инфраструктура — все это вызывало вопросы у УЕФА, хотя, казалось бы, совсем недавно в Киеве прошел финал ЕВРО-2012.

Надо сказать, что дважды мы были очень близки к тому, чтобы лишиться права на проведение финала Лиги чемпионов. Последний раз — когда возникло «мариупольское дело». У меня в УЕФА в открытую спрашивали: если у вас в стране небезопасно играть в футбол, то, может, лучше перенести финалы престижнейших клубных турниров в другую страну? Я постоянно был в контакте с представителями УЕФА и президентом Александером Чеферином. Пытался убедить их, что у нас все получится. В итоге все закончилось хорошо, мы справились и сейчас вышли в подготовке к финалам на финишную прямую.

Правда, меня очень тревожит, что мы не выполнили одно обещание, данное УЕФА. Как известно, финальный матч женской Лиги чемпионов пройдет на стадионе «Динамо» имени Валерия Лобановского. Представители киевского клуба и лично Суркис давали обещание, что накроют козырьком хотя бы VIP-трибуны, но не сделали этого. И теперь я с ужасом думаю, что будет, если во время финального матча женской Лиги чемпионов пойдет дождь. Опозоримся на весь мир! При этом на стадионе «Динамо» большие проблемы с качественным Интернетом, туалетами. Сейчас в спешном порядке пытаются решить многие вопросы.

Когда мы поняли, что все проблемы на стадионе «Динамо» решены не будут, попробовали перенести этот поединок из Киева в другой город. Рассматривали Харьков, Львов. Но времени для организации переноса не оставалось.

Ну а возвращаясь непосредственно к вашему вопросу... Передача кубков Лиги чемпионов — это совместное мероприятие УЕФА, Киевской городской государственной администрации и ФФУ. Почему УЕФА не пригласил на него своего вице-президента — ответ на этот вопрос не в моей компетенции.

Что касается ФФУ, то я поручил разобраться, почему так произошло. Почему в списках приглашенных от федерации не было не только экс-президента ФФУ Григория Суркиса, но и его коллег — Валерия Пустовойтенко и Анатолия Конькова. Орготдел, который занимался формированием списков, возглавляет опытнейший функционер Василий Заброда, который, к слову, много лет проработал под началом Григория Суркиса. Чем Василий Климович руководствовался, принимая такое решение, я пока сказать не могу. К слову, я лично звонил Григорию Суркису накануне этого события, однако он не взял трубку. Но это уже наши личные отношения...

— А что за история с отказом УЕФА разрешить выпустить памятную монету к финалам Лиги чемпионов?

— Действительно, Национальный банк Украины обратился в ФФУ, а мы, соответственно, в УЕФА с просьбой разрешить напечатать памятную монету в честь проведения в Киеве финалов Лиги чемпионов. Но УЕФА категорически запретил это делать. Почему? Как выяснилось, канал «2+2» задолжал УЕФА более миллиона евро за право показа матчей еврокубков в одном из сезонов. А гарантом в этой сделке выступал «ПриватБанк». К обеим организациям имеют отношение братья Суркис.

Насколько я знаю, Григорий Суркис тогда лично договаривался с Мишелем Платини о предоставлении прав на трансляцию еврокубковых поединков, но свои финансовые обязательства не выполнил до сих пор. И, понятно, УЕФА злится за это на Украину.

— Не можем не спросить вас и об обвинениях в адрес ФФУ в коррупции, которые прозвучали из уст Григория Суркиса...

— Так ведь зарубежные СМИ пишут, что именно Григорий Суркис является крестным отцом коррупции в украинском футболе. Все и так знают о судейском беспределе, который царил в украинском футболе во времена его правления. А договорные матчи? У нас ведь это все расцвело именно в тот период, и я вынужден сейчас бороться с этой раковой опухолью. Выжигать каленым железом!..

Вы знаете, я долго не хотел выносить сор из избы. Но всякому терпению приходит конец. Когда я возглавил ФФУ, у нее не было ничего. Ни-че-го! Все коммерческие права принадлежали компании УФИ, которая, в свою очередь, принадлежала офшорным компаниям.

И если уж говорить о коррупции ФФУ, то нужно оглянуться назад. Например, дело о растрате двух млн евро в Гореничах... Это позор и перед УЕФА, и перед отечественными клубами, которые согласились перечислять деньги от платежей солидарности на строительство футбольного центра. Сначала ФФУ провела собственное расследование, а сейчас уже возбуждено уголовное дело о растрате этих средств. И ведь это все происходило в то время, когда федерацией руководил Григорий Суркис, а все бумаги подписывал его верный помощник Александр Бандурко.

А тема площадок, которые строились по всей стране? Я в то время возглавлял Днепропетровскую областную федерацию футбола. Я прошел через все это. Для поставляемых из Киева площадок закупалось самое дешевое покрытие, которое стелилось прямо на бетон. Через год не самой интенсивной эксплуатации оно разлезалось на нитки. Ничего общего с футболом эти площадки не имели. Их размер не позволял проводить на них турниры даже среди самых маленьких футболистов. Большая часть площадок уже через несколько лет пришла в полную негодность. Мы сделали выводы из этой истории. И сейчас для строительства футбольных площадок и полей используем самое качественное покрытие, которое производит завод, принадлежащий ФФУ, а не офшорным компаниям.

К слову, именно Григорий Суркис попросил меня оставить в ФФУ Бандурко, Кочетова, Васильева, главного бухгалтера и аудиторскую компанию, которая, как выяснилось, принадлежала ему. К счастью, я не все предложения принял. К примеру, я настоял, чтобы ФФУ проверяли самые известные в мире аудиторские компании — КPMG и Ernst&Young. И, к слову, именно аудиторы после первой же проверки заговорили о больших проблемах в Гореничах — они и близко не нашли там того, что числилось на бумаге.

Признаться, сейчас я очень жалею, что согласился тогда на определенные пожелания. Ведь все люди, которых Григорий Суркис лично просил оставить, в итоге пошли против ФФУ! Теперь я понимаю, что эти люди нужны были в ФФУ для прикрытия махинаций, которые тут проводились. Сейчас все они жестко критикуют меня. Но не зря ведь говорят, что когда караван движется в нужном направлении, собаки, как правило, лают еще сильнее!

Похоже, Григорий Суркис рассчитывал, что я сосредоточусь на политической деятельности, а его люди продолжат руководить в федерации. Но я шел в ФФУ не свадебным генералом.

— Можете сказать, какой период был самым тяжелым за время вашего пребывания у руля ФФУ?

— Однозначно, это период «мариупольского дела»! Было очень сложно. Я уже говорил, что из-за него у нас могли забрать право на проведение финалов Лиги чемпионов. В то время я пережил один из самых сложных моментов в своей жизни, едва не попав в жернова украинских олигархов. Похоже, некоторые из них посчитали, что они и дальше будут в ручном режиме управлять украинским футболом. Но пока я буду во главе ФФУ, так не будет!

Я уверен, что у истоков «мариупольского дела» стоял Григорий Суркис. Вспомните, как он на Конгрессе ФФУ попросил предоставить ему слово. Я думал, сейчас опытнейший функционер, вице-президент УЕФА подскажет нам стратегические направления развития футбола, очертит, так сказать, эпохальные моменты... А он вышел и на отчетно-выборном конгрессе, который проводится раз в пять лет, стал говорить о том, что нельзя играть в Мариуполе. Не только «Динамо», а всем украинским командам! Я, признаться, был очень удивлен.

— Вас часто обвиняют в том, что вы политизируете украинский футбол.

— Знаете, на этот счет могут быть разные мнения, но странно слышать это от Григория Суркиса. Человека, который за руку привел политику в футбол. А теперь он громче всех обвиняет меня в политизации футбола! Удивительно... А ведь именно Григорий Суркис, будучи президентом ФФУ в статусе Народного депутата Украины использовал киевское «Динамо» и даже сборную Украины в рекламе СДПУ(о), а Олега Блохина как главного тренера национальной команды — в избирательной кампании блока «Не так!», дарил региональным федерациям мячи с подписью за Виктора Януковича...

К тому же любой болельщик сходу вспомнит, что Михаил Добкин, будучи губернатором области, возглавлял Харьковскую областную федерацию футбола, а народный депутат Александр Грановский был вице-президентом ФФУ и членом исполкома, когда ту возглавлял Григорий Суркис. При желании можно назвать еще с десяток подобных примеров...