Экс-игрок «Карпат», ныне - игрок ФК «Минай» Михаил Кополовец рассказал ведущей программы «Моя гра» Алле Бублий о том, как ему приходилось расплачиваться за свою открытость во время интервью.

-Должна признаться, что журналисты очень скучают по тебе. Ты очень колоритный спикер.

-Потому что со мной легко общаться, я открытый человек, говорю то, что думаю, не пытаюсь что-то выдумать и красиво сказать.

-Есть какое-то интервью, о котором ты жалеешь?

-Никогда не жалел, хотя за некоторые меня штрафовали. Если бы все штрафы, которые я заплатил, сложить, я бы уже купил себе какую-то машину среднего европейского уровня.

-Наибольший штраф, который ты заплатил за интервью?

-50 000 гривен - это тогда было 6000 долларов. Это было после матча с «Металлистом», когда я сказал, что нас засудили. Меня вызвали в Федерацию футбола в Киев, я приезжал. Тогда также был и Кварцяный, мы были вдвоем, потому что он тоже говорил о футбольной коррупции – его также оштрафовали серьезно. А меня – на 50 000. Тогда хорошо зарабатывали - можно было и заплатить (улыбается).

-А интервью, за которое тебя часто «травили»?

-Вы знаете, что это за интервью (когда Михаил рассказал, что они с командой перед каждой игрой ходят в церковь и уже не знают, «кому молиться» - прим. Footballutv). Оно было эмоциональное. Мы играли с донецким «Металлургом», и как раз перед этим матчем 5-6 поединков не выигрывали, а тут такая игра: мы могли попасть в финал Кубка Украины и играли бы в Лиге Европы. Плюс такая возможность поиграть в финале на «Олимпийском», премиальные были сумасшедшие – чуть ли не полмиллиона долларов. И мы по пенальти проиграли. Если бы 0: 2 – никто не жаловался, а так –по пенальти ... Иван Милошевич не забил какой-то пенальти – и мы просто вылетели.

Я был так зол: ну что еще надо? Ну вроде «перед каждой игрой ходим в церковь». Тут ко мне подходят с вопросом: может, вам в церковь сходить? А мы как раз там были. А я отвечаю: «Какая церковь, кому уже молиться?». И пошло-поехало.

-Для журналистов ты всегда был правдорубом - а как в команде? Страдал от того, что не то что-то сказал тренеру, например?

-Такого не было, нельзя себе такое позволить. Тренер для тебя - как второй отец.

Были такие ситуации, когда зарплата задерживались, и мог сказать что-то генеральному директору или президенту (Петр Петрович Дыминский - прим. Footballua.tv). Он всегда перед сборами встречался с командой, говорил какие-то наставления, что надо хорошо подготовиться к сезону. Я когда-то сказал –  мол, Петр Петрович, команда без денег – как раз в то время, когда надо заплатить зарплату. Он сказал: «Получите зарплату после сборах». Я ответил, что не хочется оставлять семью без денег и ехать на сборы. А он: «Хорошо, дайте команде деньги». Было такое.