Игорь Бурбас

Игорь Бурбас

- Игорь, сегодня исполняется 10 лет, как ты работаешь на телеканалах «Футбол 1/2». Ты помнишь, как и с чего начиналась твоя история здесь?

- На телеканалах «Футбол 1/2» я должен был оказаться годом ранее, когда все только начиналось. Это был 2008-ой. К моему большому сожалению, тогда грянул мировой финансовый кризис и все перенеслось на год спустя. Но так судьба распорядилась. Зато я поднабрался еще опыта, и пришел сюда более готовым.

Вообще, я приходил на телеканал «Футбол» и думал, что знаю и умею уже все. На самом деле, если провести такую аналогию, то «Новый канал», на котором я проработал четыре года, был для меня средним образованием, как базис знаний. А знания университетские, диплом бакалавра и магистра я получил уже здесь. Это большой скачок и в плане профессионального роста, и в плане личностного развития. Мне было тяжело уходить с «Нового канала», потому что там была очень дружная редакция, мы были словно единой семьей. Но в какой-то момент, я почувствовал, что мальчик повзрослел и захотел чего-то большего. Этим большим я видел именно работу на спортивном телевидении. Тогда мне казалось это какой-то фантастикой. Это то, что я видел только за границей, когда ездил в командировки, и когда в Украину приезжали иностранные журналисты, и мы обменивались опытом работы. Я всегда к этому стремился и тогда еще не понимал, насколько круто это может быть. Для меня это казалось чем-то недосягаемым и сказочным. Я рад, что стал частью такого проекта, как телеканалы «Футбол 1/2», где предоставили возможность разгуляться моему творчеству и проявить себя в полной мере.

- Кого ты знал, когда приходил на телеканал «Футбол»?

- На карандаш к главному селекционеру канала, Ивану Гресько, я попал еще очень задолго до того. Мы с ним работали параллельно на одном телеканале, но в разных проектах. Никогда не забуду, едва вышел мой первый сюжет на телевидении, как Иван подошел ко мне и поинтересовался, вижу ли я себя в футбольной журналистике, насколько мне близок футбол. Он уже тогда прощупывал, чтобы в будущем привлечь меня к работе в футбольном проекте.

Задолго еще до того, как я начал работать, молодой, зеленый, с горящими глазами первокурсник пришел на практику на «Новый канал», и на самую первую съемку, чтобы ввести меня в курс дела, меня послали с уже опытной на то время Аллой Бублий. Поэтому Алла стала для меня тем проводником, который показал мне, как держать микрофон, как взаимодействовать с оператором и как вообще писать интервью на камеру. Позже я познакомился с Володей Крамаром, наблюдая за увлекательными сюжетами которого, я открыл для себя такой телевизионный жанр как портрет.

С Александром Денисовым я познакомился уже во время собеседования, когда пришел на канал. До этого для меня это был просто человек из телевизора. Я не пересекался с ним, как с журналистом. Поэтому воспринимаю его исключительно директором телеканала, у которого я много чему научился и продолжаю учиться. Например, как совмещать работу успешного менеджера с работой блестящего телеведущего. Многочисленные телетриумфы тому только подтверждение. В этом плане для меня Денисов большой пример. Горд быть частью такой команды, которая состоит из таких личностей.

«ПЕРВАЯ КОМАНДИРОВКА, БУДТО ВЫСАДКА НА МАРС»

- Ты сказал про заграничные поездки. Можешь вспомнить самую первую поездку за рубеж?

- Вообще это была запоминающаяся на всю жизнь командировка, словно, боевое крещение во всех смыслах этого слова. Был 2007 год, я поехал на Финал четырех Кубка Европы по баскетболу, где участвовал наш «Азовмаш». Это было в Испании, в пригороде Барселоны, Жироне. Мы прилетели туда, я первый раз заграницей, вижу пальмы, совершенно другой для себя инопланетный мир. Все выглядит, будто меня высадили на Марс.

Чем вообще знаменательна для меня поездка в Испанию – в университете я 2,5 года учил испанский язык. Когда узнал, что еду в Испанию, поделился ожиданиями с преподавательницей. Она обрадовалась, мол, наконец-то сможешь применить свои знания языка. Тогда я действительно неплохо владел испанским.

Тогда еще не было передачи данных по интернету, это был каменный век в плане технологий. Передача данных была по какому-то спутнику, нужно было заказывать его на определенное время, и у тебя было 10 минут, в которые нужно было вложиться и перегнать все видео. Включительно с начиткой, стендапом, фрагментами интервью. После первого матча в полуфинале на следующий день у нас запланирован перегон в Барселоне. Мы приезжаем заранее по определенному адресу, где по идее должна быть какая-то телекомпания. Перед нами обычное здание, жилой дом. Сверяем – все верно. Подходим – все закрыто. Стучимся, никто не открывает. Минут за 5 до начала перегона прибегает какая-то девочка. Мы уже на нервах, времени мало, а она нас успокаивает, мол, сейчас все будет. Вставляем кассету, а она не может разобраться, у нее что-то там не подключается, она запутывается в проводах, звонит за помощью начальнице. Мне звонят из Киева с вопросом: «Ну что?». У нас как бы время перегона уже заканчивается, а мы еще даже не начали перегонять видео.

- Кошмар любого журналиста…

- Да. Но еще запомнился момент, когда в этой запаре я с ними разговаривал на испанском. И в той спешке и на нервах время от времени вставлял английские слова. Я все это время на связи с Киевом, где перегон принимала Ира Волкова, тогда она работала на «Спорт. Репортере» на «Новом канале». Она долго со смехом мне вспоминала этот мой испанско-английский суржик, который слышала в трубку и ничего не понимала. В итоге, эти испанки признали свою вину, за свой счет перенесли перегон на пару часов вперед, все благополучно завершилось, и пошел гулять по Барселоне. Впечатление было очень классное. И от новой страны, и от нового опыта. Конечно, и нервов я там оставил, но это компенсировано яркими эмоциями.

- На «Новом канале» ты работал в редакции «Спорт. Репортер», вы освещали все виды спорта. Потом ты ушел на канал «Футбол» и сузил свою специализацию. Ты ощутил какой-то дискомфорт?

- Для меня футбол всегда был не просто спортом номер один, с ним у меня в принципе отождествлялся весь спорт. На «Новом канале» я увлекся баскетболом лишь в силу того, что часто приходилось ездить на съемки. Я полюбил и другие виды спорта. Не скажу, что в том числе и художественную гимнастику, события которой также приходилось освещать. В итоге я сосредоточился на футболе, которым и жил всю свою жизнь. Больше удовольствия стал получать от работы, когда занялся конкретным делом, и не распылялся, например, на хоккей. Не в обиду никому, не особо любил этот вид спорта. Всегда уступал это место Вове Зверову или Алесе Трофимовой, хоккейным фанатам.

- Проект «Футбол News» вышел в эфир телеканала «Футбол» впервые в 2010 году. Но ты не сразу стал его ведущим. Как так получилось, что ты начал совмещать журналистскую должность и работать ведущим?

- Тогда у нас было небольшое разделение. Пришли ребята, которые работали чисто на новости и лишь изредка их подключали на «Футбольный уик-энд». И была команда, которая работала сугубо на производстве Футбольного уик-энда. Положа руку на сердце, я никогда не гнался за славой, и у меня не было какого-то непреодолимого желания быть ведущим. Я работал журналистом, кайфовал от этой работы.

История была в 2012 году, когда так совпало, что некоторые ведущие были в отпуске, другие по иным причинам не могли выйти. В общем, получился форс-мажор, когда нужно было кого-то ставить в эфир. И мне предложили, дескать, не хотел бы ты попробовать? Для меня любое новое дело – это всегда интересно. Я с большим энтузиазмом решил не просто попробовать, а четко понимал, что это новая глава в моей жизни, а не просто попытка. У меня все получилось, я до сих пор в эфирах и получаю не меньшее удовольствие, а может даже и большее, наслаждаясь каждым эфиром. В этом своя изюминка, которая, может, даже вкуснее, чем просто работа с микрофоном.

- В 2011 году ты сопровождал молодежную сборную на чемпионате Европы в Дании. Это было золотое поколение – Степаненко, Ярмоленко, Коноплянка, Ракицкий. Что особенного для тебя было в этой поездке?

- Были очень большие ожидания от этой сборной у всей страны. Ни у кого даже сомнений не было, что эти ребята скоро будут разрывать всю Европу. Наверное, как говорилось в пресловутом выражении, эти ожидания и были нашей самой большой проблемой. Ожидания эти были не только у простого народа, но и у Павла Яковенко, который по крупицам создал ту команду и фактически был творцом той успешной молодежки.

Я точно знаю, что тогда Павел Яковенко даже пожертвовал работой во взрослой национальной сборной. После ухода Маркевича стоял вопрос о новом главном тренере, и Григорий Суркис предлагал его кандидатуру. Но Яковенко хотел довести до логического и успешного конца работу в молодежке.

Тому, что произошло в Дании, объяснений, наверное, не найдет никто. Разве что Ярик Ракицкий, который простым народным текстом это все тогда назвал. Как-то все начало складываться не так с первого матча. Я помню эти слезы Степаненко, когда он вылетел из-за травмы. Уехал человек, на котором держался костяк сборной, ее капитан.

Кстати, это была первая молодежная сборная, которой мы гордились из-за того, что в свои 20 лет многие из тех ребят уже играли в Премьер-лиге. До этого у нас всегда была практика, что молодежка – это ребята из дублей, из молодежных команд. А тут на кого не глянь – уже звездочка. Но тогда им показали, что есть ребята намного круче. Вспомнить ту же Испанию: начиная с Де Хеа, с которым я фотографировался просто как с вратарем молодежной сборной Испании. А сегодня это один из лучших, а для кого-то даже лучший вратарь в мире. Икер Муньяин, Хави Мартинес, Тьяго Алькантара.

Для меня та поездка была первой длительной командировкой – более двух недель. Мне запомнилась закрытость нашей молодежки. Тогда она была еще такой, старого образца. Очень строгий режим Павла Яковенко всем известен. Для меня как журналиста было очень много трудностей, когда к команде не достучаться и сложно рассчитывать на какой-то эксклюзив, хоть мы там были единственными украинскими телевизионщиками.

«НА ЕВРО-2012 РАБОТАЛ ЛЕГИОНЕРОМ В ПОЛЬШЕ»

- Евро-2012 – самый крупный спортивный ивент в истории независимой Украины. Тогда на плечи телеканалов «Футбол 1/2» выпала важная и сложная миссия – отработать целый месяц в сумасшедшем ежедневном ритме. Как справились тогда и что ты для себя извлек из этого опыта?

- Для меня был стресс первых прямых включений из-за границы. Для меня это была очень хорошая обкатка как телерепортера. До этого включения были на территории Украины, где не чувствуешь столь высокой ответственности и давления.

Я закрывал первую половину турнира, работая легионером в Польше. Честно признаюсь, иногда была работа на износ. Я закрывал два города, Познань и Вроцлав, часто перемещался между этими городами и бывало такое, что поздний матч в Познани заканчивался в час ночи и пока добирался во Вроцлав, где мы базировались, время было уже часа 2-3 ночи. Пока уляжешься спать, а уже пора вставать на включение в утренний проект. Поэтому иногда было не до сна, но и даже в таких условиях я работал в удовольствие на одном из крупнейших футбольных праздников в мире. Я чувствовал ответственность, что телеаудитория ждет от меня новостей что произошло за эту ночь в Польше. И этой аудитории абсолютно все равно, сколько часов я спал.

Каждый из нашей телевизионной команды понимал, что пишется история. А уже сейчас, спустя время, мы гордо осознаем, на какие масштабы тогда замахнулись наши телеканалы, создав шоу с привлечением очень крутых звезд. Мы тогда настолько были избалованы этими звездами, что для нас это были уже обычные вещи. Вчера приходил Кристан Карамбе, а вот пошел Эдгар Давидс. Завтра приезжает Марко Матерацци, ну и пусть. Обыденное дело. Планка была поднята очень высоко, и к чести сказать, из года в год мы ее повышали. Чего только стоит прошлогоднее проведение финала Лиги чемпионов в Киеве.

- Мне вспомнился документальный фильм, посвященный Евро-2012. Там ты вспоминаешь об одном из своих включений…

- Да, кошмарные воспоминания. Самое первое мое включение из Польши, когда пульс и так бьет, будто бежишь стометровку, плюс ты сконцентрирован на своем рассказе, заранее согласованы вопросы с ведущими в студии. И когда мне говорят: все, ты в прямом эфире, а я слышу вопросы не то, что не согласованные, а совершенно другие, к которым я не был готов, для меня это был не просто стресс. Я начал рассказывать какие-то обобщенные вещи и был крайне недоволен тем, как все выглядело. Теперь на любое включение в своей жизни я всегда готов к любой ситуации, как она может повернуться, даже если меня будут спрашивать не о футболе, а о курсах валют, например. Я не должен удивляться ничему.

- После Евро-2012 телеканалы «Футбол 1/2» переформатировали еженедельную итоговую программу: на смену Футбольному уик-энду пришел Великий Футбол. Вместе с этим обновлением начал свою полноценную работу на телеканалах и Юрий Розанов. Каким тебе запомнился опыт совместной работы с ним?

- В период Евро-2012 и Уткин, и Розанов – два кита спортивной журналистики, работали с нами. Юрий Альбертович потом остался на постоянной основе, в «Великом Футболе». Это не то что мэтр или глыба, а настоящая икона футбольной телевизионной журналистики. С ним даже поговоришь и ощущение, будто общаешься с доктором наук. Настолько это глубокий человек в плане телевидения, футбола. Больше всего меня восхитила история, когда я из Лондона привез превьюшный сюжет о Челси как будущем сопернике Шахтера в Лиге чемпионов. Я изрядно потрудился над материалом и после того, как он вышел в эфир, Юрий Альбертович отметил, что по уровню исполнения – это образец лучших лет программы «Футбольный клуб». Для меня это был один из сильнейших и запоминающийся комплиментов в карьере.

«ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ В МОНАКО - С СУРКИСОМ И ПЛАТИНИ»

- Сезон 2012/2013 запомнился всем украинским любителям футбола как самый сильный чемпионат. А тебе?

- Действительно, тогда мы еще не понимали, насколько у нас крутой чемпионат. Осознание, пожалуй, приходит только сейчас, когда игроков, которые блистали у нас, уже видим в АПЛ, Серии А, Примере и Бундеслиге. Было пять сильных клубов, середняки тоже выступали на достойном уровне. Тогда все жили футболом. Простой пример. Сейчас на заседания УПЛ в лучшем случае приходят генеральные директоры. Иногда бывает так, что могут даже пресс-атташе делегировать. А тогда на собрания приезжали первые лица клубов – президенты. У нас был к ним прямой доступ. Увлекательное с точки зрения журналистики время. Потом в стране стало не до футбола, и не только многим владельцам клубов. Начался огромный отток финансов, легионеры начали уезжать. И все задались вопросом «А что же будет с украинским футболом дальше?». Но в то же время это был хороший тест на преданность футболу. Для кого иметь свой клуб это была лишь забава или же инструмент для повышения статуса, то таких псевдо-патриотов футбола острая ситуация в стране отсеяла.

- Весь 2014 год страну трясло из-за общественно-политической ситуации, а потом и из-за войны. Как получалось сконцентрироваться на футболе в такое сложное время?

- Как я и сказал в предыдущем ответе, все переживали и не понимали, что будет дальше. С другой стороны, эти события заставили клубы переориентироваться и сделать ставку на своих воспитанников. Это в глобальной перспективе помогло и сборной Украины.

В 2014-м году у меня была еще одна история, которая запомнилась на всю жизнь. Тогда свой день рождения, 28 августа, я встретил в Монако. Изначально поехал туда на жеребьевку Лиги чемпионов и Лиги Европы, но по ходу пьесы задача расширилась. В то время остро стоял вопрос крымского футбола. Его рассматривали на высшем уровне, в кабинетах УЕФА. Как сейчас помню, что день начался в 7 утра. Я проник в отель, где разместились все функционеры европейского футбола и куда журналистам априори доступ был закрыт. Прощупав обстановку, затем сквозь коридоры охранников и секюрити мне удалось протащить туда и своего оператора. Уже и не вспомню под каким предлогом. Но сюжет истории напоминал сценарий детективного фильма. Ну, а уже на месте удалось развернуться на полную. Я собрал позиции всех сторон – украинскую в лице Анатолия Конькова (тогдашнего президента ФФУ) и Григория Суркиса (в то время члена Исполкома и вице-президента УЕФА), российские интересы отстаивали Вячеслав Колосков и Николай Толстых, который тогда возглавлял РФС и очень не хотел давать интервью. Но в итоге, мне удалось его убедить. Был в моем материале и Джанни Инфантино, который тогда занимал пост генсека УЕФА и даже Мишель Платини, президент организации. Словом, удалось записать все и всех. Получился улетный материал. И, наверное, на полочке, которая могла бы служить для всяких грамот и медалей, он занял бы одно из почетных мест.

«В РИО ИСПОЛНИЛ МЕЧТУ ОСТАПА БЕНДЕРА»

- В 2014 году на фоне всех этих событий в Бразилии прошел чемпионат мира. Ты был тогда в длительной командировке. Чем впечатлила эта экзотическая для украинского обывателя страна?

- На самом деле, я до того момента если и был за границей, то, как правило, в Европе. В Бразилию летел с ожиданиями увидеть действительно что-то необычное. Но на деле их устрой жизни меня не удивил. Инфраструктура, дороги, магазины – все как и в Европе. Но природа, конечно, потрясающая.

Говорят, что родоначальники футбола – англичане. Но для меня именно Бразилия – это футбольный центр. Самый большой импортер футболистов в мире. Мне посчастливилось жить фактически на первой линии знаменитого пляжа Копакабана в Рио-де-Жанейро. По этому случаю, я даже прихватил с собой белые штаны, исполнив мечту Остапа Бендера.

Еще одно яркое впечатление от той поездки – посещение легендарного стадиона «Маракана». Это действительно храм футбола, место с фантастической энергетикой. Но тот чемпионат мира для украинских болельщиков нельзя было назвать полноценным, ведь сборной Украины на нем не было, как мы помним, по стечению драматических обстоятельств в стыковых матчах отбора.

- В отборе на следующий крупный турнир сборная Украины уже не сплоховала, выйдя в финальную часть Евро-2016, поборов проклятье стыковых матчей. Затем начались странные решения: Фоменко продлили аж на полгода, Заварова убрали из штаба, а вместо него поставили Шевченко. Поделись инсайдерской информацией: почему тогда это произошло?

- Михаил Фоменко проделал большую работу, собрав команду, которая дала результат в квалификации на Евро-2016. И многие осуждали решение Андрея Павелко, как президента Украинской Ассоциации Футбола, заменить Александра Заварова на Андрея Шевченко в тренерском штабе. Было много критический мнений, и мне также кажется, что правильнее в той ситуации было не менять штаб, и поставить Шевченко, к примеру, менеджером сборной. Как в Германии Оливер Бирхофф. Такая личность с мегаопытом однозначно был бы полезен своим присутствием в сборной. Но не это послужило главным мотивом провала на полях Франции. А внедрение Шевченко со временем пошло на пользу сборной Украины. Ведь тот футбол, который главная команда страны показывает под его руководством, приносит и удовольствие, и результат.

- Ты был вместе со сборной Украины на Евро-2016 в Экс-Ан-Провансе. Только сейчас начинают всплывать подробности, что в коллективе было все совсем не в порядке, в тренировочном процессе у игроков были претензии друг к другу, команда не была единым целым. Как тебе это виделось изнутри?

- Понятное дело, что на атмосферу повлияли конфликты между игроками Шахтера и Динамо. И, наверное, вот то самое решение относительно тренерского штаба. Изначально вообще все пытались свести к позитиву: устроили сборной итальянский тимбилдинг, эпично провожали из Киева во Францию. Все игроки в красивых костюмах, в отличном настроении. То есть, нельзя было подумать, что в команде что-то не в порядке. Очевидно, это была всего лишь видимость, потому что во Франции, уже в лагере сборной, я заметил, что футболисты разделены по группам: игроки Шахтера отдельно, игроки Динамо отдельно. Не стоит снимать ответственность и с Михаила Фоменко. Каким бы тактиком он не был, в тех обстоятельствах главным было объединить команду. Он не смог этого сделать, и это его тренерский провал.

«ЕСЛИ ТЫ ПУБЛИЧНЫЙ ЧЕЛОВЕК - БУДЬ ГОТОВ К НЕГАТИВУ»

- Именно на Евро-2016 началась твоя, так сказать, инсайдерская карьера. Ты уже рассказывал об истории, с чего все началось. Часто обижаются на твои инсайдерские посты и в чем вообще смысл вот этой твоей инсайдерской деятельности?

- Прямо каких-то обид не бывает. Все понимают, что я не даю фальшивой информации. Есть два пути. Первый из них – размещение информации, которая не имеет срока годности. Где-то кулуарная, где-то внутренняя. Второй момент – это информация, которая является оперативной, и в этом, наверное, главная миссия того же твиттера, когда, не дожидаясь очередного выпуска новостей можно информировать общественность о каком-то событии, которое вот-вот произошло. Я считаю, что любую информацию, хорошая она для кого-то или плохая, имеет право знать футбольный болельщик, да и просто любой гражданин Украины. Конечно, есть моменты, которые могут навредить кому-то или чему-то. Таких моментов я стараюсь избегать.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Главный инсайдер страны Бурбас: В караоке-клубе динамовцы выбивали из меня источники инсайдов

- Самая громкая история, наверное, ваше недопонимание с Юрием Вернидубом касательно его возможного ухода в Кайрат. В каких вы сейчас отношениях?

- У меня к Юрию Вернидубу отношение никогда не менялось. И я очень надеюсь и так чувствую, что отношение его ко мне, наверное, тоже. Я этого человека больше узнал на сборах, когда освещал подготовку украинских клубов, в частности, Зари. С Юрием Вернидубом мы могли и чаю выпить вместе за столиком, без камер и микрофонов. И пообщаться не один час на различные темы, не только футбольные. Да, сейчас все сводится к общению в рамках работы. В последний раз безо всяких претензий тренер любезно ответил на все мои вопросы на пресс-конференции после матча Динамо – Заря в конце прошлого сезона.

По сути ведь что произошло? Все свелось к надуманной общественностью обиде Вернидуба на мою информацию о переговорах с Кайратом. На самом деле, та обида могла сводиться только к тому, что я огласил информацию, которая имела место, и которая, возможно, немного навредила самому Вернидубу. После этого, я точно знаю, ему позвонил собственник клуба Евгений Геллер с претензией, почему он ведет переговоры с другим клубом за его спиной. И тут Юрию Николаевичу пришлось оправдываться и обещать добросовестно доработает свой контракт в Заре. Свое слово он сдержал.

- А почему не сложилось с Кайратом в итоге?

- То, что у него не получилось с Кайратом» – это не моя вина. Тогда был интерес со стороны казахстанской стороны и предварительная договоренность провести переговоры. Это ведь не значит, что Вернидуб уже подписал контракт. Есть такие вещи в инсайдерском мире, которые могут никогда не подтвердиться. О них могут знать в каких-то узких кругах, но выносить на публику в силу каких-то обстоятельств никто и никогда не захочет. И вот эта история – одна из таких.

- Очень часто под новостями с твоими инсайдами в комментарии приходят какие-то люди, которые начинают рассказывать про некую «бурбасятину» и обвинять тебя в распространении желтой и ложной информации. Ты, когда это читаешь, как реагируешь?

- На все эти комментарии я отвечаю каждым новым постом в твиттере, после которого появляются удивление: «ничего себе, Бурбас угадал» или «Бурбас оказался прав». Так приятно разочаровывать хейтеров, которые сомневаются в правдивости моей информации. Но даже те комментарии, которые несут негативный оттенок, могут меня разве что веселить. Главное, чтоб безразличия к моей персоне не было. Если говорят обо мне, я благодарен каждому. А всем никогда не угодишь и для всех хорошим не будешь. В нашем обществе, если ты публичный человек – будь готов к негативу в интернете, там много смельчаков бросить *овно на вентилятор.

- А почему вот так происходит, откуда в людях столько ненависти?

- В Украине, интернет-общество, к большому сожалению, живет в негативе. В кои-то веки где-нибудь, под любым постом или новостью, было море позитива. Какая бы новость хорошая ни была, все равно в ней будет найдена ложка дегтя. Так уж сложилось, что позитивных персонажей в Украине нет. Любому публичному человеку нужно быть готовым. Что бы он ни сказал, ни сделал, он будет обречен на то, что его будут поливать. Но я верю, что наше общество меняется и кто как не мы должны служить тем примером, чтобы нести больше позитива в жизнь. Пишут сегодня плохое? Завтра я своей работой докажу и каждый поймет, что моя инсайдерская работа наоборот – несет что-то новое и интересное. Я не стремлюсь быть позитивным героем для всех, но, наверное, заслуживаю, чтобы мне доверяли.

- 10 лет назад Игорь Бурбас был журналистом, который перешел с «Нового канала» на телеканал «Футбол». Вопрос, за который на собеседовании могут бросить стаканом. Кем будет Игорь Бурбас через 10 лет?

- Возможно, и через 10 лет буду в футболе. Или просто на телевидении. Если эти вещи удастся совместить – бинго. Я могу заглянуть даже дальше, лет на 40-50 вперед. И увижу там подтянутого старичка с седой итальянской бородкой, который после утренней пробежки усаживается в любимом кресле и берется за новую главу своей книги. Ему нужно побыстрее ее закончить, ведь на летние каникулы скоро нагрянут правнуки, первые читатели очередного бестселлера. Так вот этим старцем, который о спорте и творчестве не будет забывать даже в глубокой старости, и будет Игорь Бурбас. Это я знаю точно.

Автор: Даниил Вереитин

Свежий выпуск Футбол NEWS:

Узнавай о результатах матчей и смотри крутые голы самым первым! Читай наш телеграм-канал.