- Бизнесмен, политик президент хоккейного клуба «Донбасс», вице-президент ФК «Шахтёр», медиамагнат и просто друг Рината Ахметова, я могу продолжать и продолжать представляя Бориса Колесникова. Борис Викторович, как бы вы себя сами представили?

- Я болельщик прежде всего, с 50-ти летним стажем, у меня двое детей. Счастливый отец – болельщик донецкого «Шахтёра».

- Борис Викторович, есть ли в мире ещё один человек, который является одновременно президентом хоккейного клуба и вице-президентом футбольного клуба? Или вы в этом плане уникальный?

- Сегодня должность вице-президента - она больше почетная. Когда-то в конце 90-х президент «Шахтера» попросил меня помочь менеджменту клуба. Вся работа клуба на менеджменте и на Сергее Палкине. Я могу только что-то подсказать. Чтобы не было как в анекдоте: «Нет-нет, я не гинеколог, но посмотреть могу». Вся работа стоит за Сергеем Палкиным, и я считаю, что они блестяще справляются. А что касается должности президента хоккейного клуба, это уже не факультативная должность - здесь уже нужно разбираться глубоко.

- С чего началась любовь к футболу?

- В начале 70-х в футбол играли все на любом свободном участке суши, абсолютно везде. Я хожу на футбол с 1971-го года - я пришел с отцом на неудачный для нас матч, мы играли против киевского «Динамо». И проиграли 0:1. Тогда гол забил Виктор Колотов, светлая ему память. «Шахтер» в 1971 году вылетел из вышей лиги, что воспринималось трагически для всех. Но через сезон он вернулся.

- 24 мая мы отмечаем 85-лет ФК «Шахтер» - это много или мало в пределах футбольного клуба?

- Вообще эта тема никогда не поднималась. Можно так считать, что первый официальный матч в чемпионате Российской империи команда «Юзовка» сыграла еще в августе 1913 года, во втором чемпионате Российской империи, в котором Одесса стала чемпионом. И Москва, и Харьков, и Санкт-Петербург были задействованы в этом чемпионате. Но уже так принято исторически считать, что 1936 год - это год основания «Шахтера», значит так и будем считать.

- Вы застали те времена, когда «Шахтер» еще до современной своей базы в Кирша, жили еще в «бараках». Можно ли считать «Шахтер» провинциальной командой до первого чемпионства?

- Можно и, так сказать. Но в футбол играет не база. База только дает состояние комфорта и спокойствия. Помню, в 1999 году, у нас был тренер Анатолий Бышовец. И тогда уже союзного «Шахтера» уже нет и нового «Шахтера» еще нет, Ринат Леонидович только 2,5 года как президент «Шахтера». Помню, мы в «Балчуге» гостинице, в Москве, встречались с Бышовцем, Ринат Леонидович сам с ним разговаривал. На следующее утро прилетаем в Донецк с Москвы. Тогда, база «Шахтера» топилась углем и это было больше похоже на сарай - такая овощная база средины 30-х годов. Да, там были, конечно спальни. Место все-таки живописное. Мы с Бышовцем въезжаем в базу, стоит новая база без окон, без дверей, как говорится. И вот мы идем с Бышовцем по базе и тут один наш нападающий «вылетает», а у него состояние как будто он только из ночного клуба вышел. Не буду называть его имени, думаю болельщики со стажем поймут о ком речь. И он врезается в нас, заметил Бышовца и врезался еще в дверной косяк. И вот представьте состояние Бышовца, Москва-Киев, герой песни Высоцкого. И вот тут такая база. Он, наверное, подумал: «До чего я докатился?». А он все-таки Олимпиаду выигрывал, заслуженный тренер. Как говорят в киевском Динамо: «Это лучший детский тренер в мире». Это они так шутят. Новой базы еще не было, а Ринат Леонидович ему рассказывает: «Владимир Федорович, мы строим базу». А тут он видит такое… Так смотрел Платини, когда увидел яму – так называли донецкий аэропорт, где-то 7-8 апреля 2010 года. Ему тогда сказали: «Тут будет аэропорт». А Евро через 2 года. А там огромный котлован, и там 100 строителей льют этот бетон, арматуру варят. Вот примерно так Бышовец смотрел на эту базу. Но ничего – все получилось. Правда, Анатолий Федорович не увидел этот светлый момент, я имею ввиду базу, ее еще строили, а он уже уехал. Там так сложилось. Я не хочу винить кого-то. Есть первоочередные вещи как в бизнесе, а есть те, которые можно отложить. Поэтому, ситуация с изучением английского языка – она педагогически правильна, но не своевременная. Мы как поплыли с английским вместе…И английский не выучили, и в таблице опустились на непристойное место. Помню еще был случай, сидим как-то обсуждаем премиальные. Ринат Ахметов говорит: «За первое место вот такие премиальные, за второе место – нежелательно занимать второе». А Бышовец спрашивает: «А за бронзу?». На что Ахметов сказал: «Даже если Борис Викторович выйдет на лавочку – мы все равно ниже бронзы не опустится». Такое тоже было.

- С приходом Рината Ахметова, на карте Украины смело и амбициозно появился Донецк. С чего тогда все начиналось? С обещаний? Или какой-то мечты?

- С того, что мы приближались к 10 месту, и Ринат Леонидович сразу сказал, что мы должны выиграть золото. У Григория Суркиса был инфаркт, наверное, не от испуга, а от неожиданности. Я думаю, что мы могли выиграть золото еще в 2001 году, нам тут где-то фатально не повезло, но как говорится «кто старое помянет – тому глаз вон». На одном телеканале «нарисовали» гол, как они его забили. В Украине, на сегодняшний день, до сих пор нет такой графики, позволяющей так спроецировать гол.

- Прорыв футбольного Донецка в эпоху, Вы сами вспомнили, «компьютерных» голов, админ ресурсов, который был в «Динамо», политики, судейства, все мы помним Татуляна, что было Донецку противопоставить?

- Тут никакой политики нет. А вот что касается судейства - это было интересно, но надо говорить о фактах. То, что в «Динамо» президент клуба и президент федерации, который платит судьям зарплату - это одно и то же лицо, родственное. Есть сомнения... «Динамо» и так бы выиграло, может быть, думаю, на два чемпионата меньше. А что им бы дали этих два чемпионата, кроме, потери репутации.

- От вас тогда впервые прозвучала фраза «конфликт интересов», вы тогда «воевали» с двумя братьями или только с Григорием Михайловичем Суркисом?

- Игорь, мне кажется, более футбольный человек. Григорий Михайлович искренне любит футбол и потратил огромное состояние на «Динамо», как и Игорь, но ему все хочется говорить, как генеральный секретарь ЦК КПСС, а настоящий футбол этого не терпит. У нас были конфликты не только по судьям, но и по календарю. Они бедняжку Равиля Сафиуллина не уничтожали в ПФЛ, но все равно он настоял и построил календарь, эта заслуга навсегда с ним останется, он не дал себя «продавить». А потом, у нас были горячие дебаты в 1999-ом году, в конце лета, во Франции по календарю, Григорий Михайлович говорил, что сейчас нужно создать преимущество «Динамо» в календаре, а потом – «Шахтеру». Я говорю ему: «Гриша, ну кто ты такой, чтобы определять судьбу украинского календаря?». Был скандал, все, кто были за столом, в том числе и Ринат, побелели. Всё должно быть как в ведущий чемпионатах европейских стран, как в Англии, Италии, Франции, Германии, Испании. Это страны, которые равно относятся ко всем участникам соревнований. В конечном счете, Равиль Сафиулин добился и это его заслуга.

- Вы примирились с Григорием Суркисом?

- Сейчас мы примирились. Я никогда не был инициатором, нам все время приходилось отвечать на вызовы. Меня тогда это возмущало, в том Григории Михайловиче. Сейчас он уже более мудрый и взвешенный. Но тогда мало того, что они нарушали спортивную этику, но и хотели, чтобы им за это в ладоши хлопали. Вот это меня возмущало больше всего.

- А что вас примирило?

- Сам конфликт уже исчерпался, уже более-менее прозрачное назначение судей. Уже всё совсем по другому. Уже нет того, что «Динамо» невозможно обыграть. На поле можно, а в федерации - нет. Уже нет такого.

- Давайте поговорим о базе «Кирша». Насколько соизмерима ее реконструкция со строительством «Донбасс Арены»?

- Это не соизмеримо. Пускай это звучит пафосно, но для Украины «Донбасс Арена» - это стройка века. А реконструкция базы – там тоже был сделан заметный вклад строителей, архитекторов, иностранцев. У нас на базе был знаменитый итальянский дворик, на последнем этаже целый атриум, где команда собиралась. Это не то, что могли собраться в бильярдной и кто-то принес пару бутылок пива и все хорошо. Это совсем другое, другая атмосфера. Это действительно европейская база. База – это один сектор на «Донбасс Арене», пускай и комфортабельная.

- Вы в «Шахтёре» с 1998 года занимались реорганизацией клуба.

- Вы немножко это как-то пафосно сказали, просто меня попросил Ринат Леонидович наладить то, что называлось «хозяйственная деятельность», то есть менеджмент. Нас работало 83 человека, через 3 недели их осталось 16 и все работало как часы. Приличная оптимизация. У них был менеджер, который семечки разносил, даже двое - муж с женой, им лень было самим семечки разносить, так они даже взяли юношу-ассистента, который и разносил эти семечки.

- Давайте поговорим о первом чемпионстве, в 2002 году «Шахтёр» выиграл его с иностранным тренером. Чья была идея пригласить иностранного тренера?

- Идея была президента клуба. Вы знаете, подход к футболу ничем от бизнеса не отличается, по большому счету. Приглашение иностранного тренера, тем более из Италии – сильнейшего чемпионата Европы – это и есть новые технологии. Он научил команду держать мяч.

- Это правда, что одним из условий Невио Скалы было наличие автомобиля, не просто какого-то там, а «Нивы»?

- Когда был советский союз – в Европу поставлялись лучшие машины. И только у «Нивы» была блестящая репутация из всех советских автомобилей. Поэтому у него осталась в памяти еще та «Нива». А тут она не заводится. Это же 2001 год. Она проедет 300 километров и сломается. И Скала брал новую «Ниву». Когда она ломалась и её ремонтировали, то ему давали новую «Ниву». «Нива» ему очень нравилась.

- Давайте откровенно, если бы «Динамо» не потеряло тогда Валерия Лобановского, взял бы тогда «Шахтёр» своё первое золото?

- «Шахтёр» за год до этого был готов выиграть. И я думаю, взял бы чемпионство. Смерть Лобановского никак не повлияла бы.

- Футболисты тогда рассказывали, что так праздновали первое чемпионство, что потеряли кубок. Кто тогда нашёл трофей в камышах?

- Я не помню, но я не хочу кого-то обвинять. Есть много событий, например, Чемпионат Украины, а есть Чемпионат мира по хоккею, и каждый год ремонтируют кубок. Каждый год какой-то капитан финской сборной или кубок упустит, или сам с ним упадет. Так что, в принципе, кубки нужно делать понадёжнее.

- Почему Скала проработал только год?

- Это не эмоциональное решение, просто мы перестали набирать ход. Мы «Аустрии» мы тогда проиграли 5:1, на ровном месте. Лёша Белик забил тогда первый гол, 1:0 мы тогда повели и пять пропустили абсолютно бездарно. Не было организации игры в обороне – то чему учились весь год. Мы были как ленинградский «Зенит» - сначала выиграли чемпионат, а затем вылетели из высшей лиги. Они так за праздновались что…Я думаю у нас такой синдром «Зенита» был на тот момент.

- Чья была кандидатура Луческу на тот момент?

- Всё-таки президента клуба. Ринат Леонидович очень наблюдательный. Он смотрит глубоко, иначе не добился бы успеха в бизнесе. Ему если скажут: «Возьмите сейчас условного Гвардиолу», то Ринат посмотрит где он начинал, в каких клубах, и как он заканчивал». Он очень глубокий аналитик. Поэтому, с Луческу он не ошибся.

- Как вы отнеслись к приходу Луческу в «Динамо»?

- Спокойно отнесся. Я настолько привык к таким поступкам в большом спорте, что нет никаких проблем. Ринат Ахметов с душой относится, он столько лет провел с Луческу, выигрывали все, что могли. Он прикипел к нему. А профессиональные люди не всегда это ценят. Как вышло, так вышло. Со спортивной точки зрения, вы видите, «Динамо» не ошиблось. 15 лет назад у «Шахтера» был такой тренер, а «Динамо» пригласило его только в конце карьеры и после трех лет безработицы. Можно на ситуацию посмотреть под таким углом.

- Давайте поговорим о Викторе Прокопенко, какой Ваш любимый анекдот его?

- У Виктора Евгеньевича была любимая фраза, если шла речь о приглашении какого-то игрока в «Шахтер»: «Ринат Леонидович, он бы сюда бежал со спущенными штанами и пятки б сверкали». Он был очень веселый, душа команды.

- Давайте вспомним первые серьёзные трансферы в «Шахтёр»?

- Было столько ухищрений. «Шахтёр» Донецк не был тогда таким клубом, куда все бежали.

- Помните, как вы привозили Брандао в Донецк?

- Первый иностранец, если я не ошибаюсь был Айзек Окоронкво. Попов с Кривенцовым смеются: «Смотри, приезжаем на базу через пять лет, а там одни африканцы и бразильцы сидят». Так и случилось.

- Борис Викторович, когда в «Шахтёре» появились миллионные зарплаты?

- Зарплаты в команде у нас всегда соответствовали рынку. Какие-то бонусы были за то, что игроки ехали в незнакомую страну. Хотя они минимальные и не особо отличаются от европейского футбола. В «Шахтер» тогда ехали не потому, что хотели много получать, некоторые может и теряли, по сравнению с европейскими клубами. Но если вы в Англии будете на 5-6 месте – вы никогда не засветитесь в Лиге Чемпионов. Лучше поехать в Украину и быть первым, и тебя увидит весь мир. Есть пример Фернандиньо, Дугласа Косты, Виллиана, тот же Мхитарян – они все играют, они все на виду.

- Первым громким трансфером со времён независимости Украины был переход Андрея Канчельскиса в «Манчестер Юнайтед». 650000 фунтов, на тот момент, это были большие деньги?

- Это были большие деньги. Было очень много мошенничества со стороны советских агентов. Справедливую цену было тяжело получить.

- На чём тогда зарабатывались футбольные деньги?

- Это чисто меценатские деньги. Ни на чём вообще, на тот момент, клубы не зарабатывали. У болельщиков не было тех денег, телевидение было нищее. Просто были люди, которые любили футбол: Ринат Ахметов, братья Суркисы, Петр Дыминский, Климов в «Черноморце» одесском, Рувим Аронов в «Таврии», Ярославский. Это все, исключительно, меценатство. Потом уже, к концу 90-х, первая успешная продажа - Шевченко.

- Мне интересно, сейчас «Шахтёр» - это бизнес проект или это всё ещё душевное дело жизни?

- Я никогда не применяю слово проект к клубам. Это не проект, туда нужно вкладывать душу. Это, безусловно, дело жизни.

- Насколько далёк «Шахтёр» сейчас от победы в Лиге Чемпионов?

- Вы знаете, я давно смотрю футбол. Я помню, как «Црвена Звезда» выигрывала, не располагая и третью сегодняшнего «Шахтера», как футболистов. И «Стяуа» румынская выигрывала Кубок европейских чемпионов. Ни один постсоветский клуб не сыграл в финале ни Кубка чемпионов, ни Лиги чемпионов. Когда-то мы радовались первому украинскому «золоту». Я думаю, у «Шахтера» есть все силы и возможности сыграть достойно и выиграть рано или поздно эту награду. Есть клубы, которые выиграли Лигу Чемпионов без мега стадионов.

- Это с 1998 года Вы вице-президент, а до этого были болельщиком «Шахтера». Могу предположить, что вашим любимым игроком был Старухин?

- Мне очень нравилась игра Старухина и Виктора Грачева. Старухин очень любил ходить сдавать допинг. Тогда давали бутылку пива выпить перед этим. А это было после матча. И все рассказывали, что, когда надо было идти сдавать допинг он говорил: «На допинг только я». Грачев не только в атаке, но и в жизни такой шустрый. Наши болельщики из Донецка помнят – наш стадион, рядом была стоянка у ГАИ. И нам, как болельщикам надо было выйти, пройти через маленькую посадку, где-то 10-15 минут потратить и доехать до ресторана еще минут 10-15. А футболистам – игра закончилась, они идут в раздевалку, помыться, одеться. Мы заходим в ресторан – а Виктор Александрович уже сидит, судя по лицу, далеко не первую чашку кофе пьет, скажем так. На поле он был великолепный.

- В Донецке всех отдавали на футбол, но Вы еще решили вкладывать в хоккей. Почему именно в хоккей?

- Хоккей любили все советские мальчишки с детства, в том числе и президент «Шахтера». Потому что сборная СССР добилась мировых вершин. А взрослого хоккея в Донецке никогда не было. Дворец построили только в 1975 году и взрослой команды не было. Были только детские команды и один из воспитанников донецкой школы хоккея Олег Твердовский дважды выиграл Кубок Стэнли. Поэтому я решил эту несправедливость исправить и подарить землякам такой большой хоккей. Мы планировали построить хоккейную арену. Мы построили всю подземную часть. Все три уровня мы уже построили. Год-полтора и мы бы сдали объект на эксплуатацию. Мы планировали открыть арену в 2015 году на День шахтера. Но так сложилось…Я счастлив, что дончанам удалось самим увидеть людей, которые составляют золотой запас мирового хоккея. Это, прежде всего, Женя Малкин, Александр Овечкин – они сыграли против «Донбасса». «Магнитку» мы обыграли, «Динамо» к сожалению, мы уступили. На матч против «Динамо» мы были вместе с Ринатом. Казалось, это все было вчера. А на самом деле, еще что приятно, что когда мы играли два дня подряд – сначала был матч «Шахтера» с «Челси», а затем был матч «Донбасса» против «Магнитки». И Малкин был на футбольном матче. И на следующий день Financial Times написали, что в мире всего несколько городов, где в один вечер можно встретить звезд футбола и хоккея. Эти слова дорогого стоят. Еще расскажу один эпизод. Правительственная ложа, Чемпионат Европы состоялся, я сижу как император и мне звонит Ринат. На часах 10:30. И он без приветствия сразу спрашивает: «Когда ты подпишешь Сидни Кросби?». Я немножко растерялся и ответил: «Я подпишу Кросби вечером того же дня, когда ты подпишешь Месси».

- Я вас знаю как меломана, у Вас была мечта привести Гилмона или Уотерса на «Кальмиус Арену»?

- Они солисты одной группы величайшей, поэтому их лучше привезти сразу. Прошло 40 лет, кроме, U2 - мировой группы, по большому счету, ничего не произошло. В 70-х произошло все: Queen, Deep purple, Pink Floyd, Led Zeppelin. Поэтому дай Бог, чтобы Донецк побыстрее вернулся в Украину. Главное, чтобы эти звёзды, которых вы назвали, были живы и здоровы.

- Как вы нашли такой «бриллиант» журналистики, как Александр Денисов, насколько я знаю, что он благодаря вам попал на телевидение?

- Очень просто я его нашел. Я говорил, что надо сделать спортивное обозрение, потому что в Украине такого не было. Хотел сделать нейтральную передачу, и она получилась неплохая. Приехал на работу и пока не начался прием, думаю, посмотрю, что пишут на Терриконе. Смотрю, есть там такой шустрый парень с кликнеймом «Санчес», который разделал эту передачу как Бог черепаху. Звоню главному редактору Лёне Цодикову и спрашиваю: «Кто это такой?». Он говорит: «Сейчас узнаем». Звонит через час: «Это пацан один, работает там на радио». Говорю: «Приезжай ко мне, чайку попьем».

Они приезжают с Саней, мы поговорили, что ему нужно попробовать на телевидении. Недели две-три он там проработал, освоился и звонит Кандауров: «Не телевизионный он человек, голова в кадре не держится». Но это ж не радио. Раньше он работал на «День Радио», а теперь - на ВВС и у него голова не держится в кадре... Это ж ваши проблемы, больше спортивных журналистов нет. И все, голова перестала дрожать, и он уже 20 лет работает на телевидении.

- Ринат Ахметов Вам больше чем друг?

- Мы с ним друзья с самых юных лет. Он меня младше на четыре года. Ходили на футбол и держались одной компанией. Мы жили недалеко друг от друга.

- Какой Ринат Ахметов в жизни?

- Он целеустремленный и деликатный. Вы не видите эмоций, он может себя удержать. Но в момент футбольных разговоров, особенно после не самых удачных для нашей команды матчей в конце 90-х и начале 00-х, мягко говоря, он не всегда был сдержанным. Он эмоциональный, переживает за команду очень сильно, с первой и до последней минуты. Расскажу вам одну историю. Мы играем, все есть хотят смертельно. Перед футболом это не традиционно. Первый тайм мы ведем 3:0 и он говорит: «Накрывайте на стол». Только скатерть принесли - уже счет 3:2. И он сказал: «Стоп, все». По итогу мы выиграли 4:2, но больше до финального свистка столы больше не накрывали. Конечно какие-то яркие победы мы отмечали. Потому что, если все время отмечать – будут проблемы с формой. С печенью, например. Если выигрывали - было весело. Это Мирча посоветовал пить белое вино после любого матча. И я сказал однажды: «То как вы играете, иногда – и буряковый самогон не возьмет». После матча нервы тяжело восстановить.

- Ваш сын выступал в детской команде «Шахтёра», старался, забивал голы и вдруг, внезапно, Ринат Ахметов попросил его убрать из команды.

- Нет, там не так было. Там еще был парень, его одноклассник, он тоже играл в футбол, его родители тоже известные люди. И им двоим одна девочка из класса нравилась, она потом петь стала, на достаточно высоком уровне. Им было по 11 лет тогда. Его друг говорит моему сыну: «Дай я сяду рядом с ней, а я завтра буду тебе все пассы отдавать». Мы едем с футбола, я за рулем, а Ринат рядом и говорит мне: «Так что у меня за команда, одни мажоры?». Он никогда не говорил, чтоб кто-то кого-то забрал, он человек очень добродушный. И я никого не забирал. Мой Костик, сам по себе, в 13 лет закончил с футболом.

- Что может вернуть Рината Ахметова на трибуны?

- Мы искренне верили, что Донбасс вернется в Украину достаточно быстро. Мы не можем ждать до бесконечности. Возращение Ахметова на трибуны не станет никаким сигналом, что мы больше не верим в возращение Донбасса. Я считаю, что нужно ходить на футбол. Я начинаю ходить на футбол, потому что так и жизнь закончится пока мы будем ждать. Думаю, что нужно найти в себе силы и прийти в первый раз, а потом уже не вытянешь со стадиона.

- Ринат Ахметов допускал в кругу своих друзей, что после четырёх чемпионств, команда может не занять первое место.

- Болельщики хотят, чтобы команда выигрывала в каждом матче. Мне тоже этого хочется. Но график, что «Динамо» чемпион раз в пять лет меня полностью устраивает. И когда Саша Денисов брал интервью, и Ринат там сказал, что он чувствовал, что в этом году мы не возьмем чемпионство – никто не предал тем словам значения. Мы брали четыре подряд чемпионства, почему мы не можем взять пятое? Тем более, что мы закончили сезон полуфиналом Лиги Европы.

- Война на Донбассе забрала у Вас много мечтаний, если говорить про Вас как бизнесмена, Ви много потеряли в Донецке?

- Это уже не имеет значения. Все можно построить заново. Украина потеряла почти 14 тысяч жизней, больше чем за всю Афганскую компанию, особенно деток. Главное, чтобы все были живы-здоровы и Донбасс побыстрее вернулся в Украину. Власти отдали Донбасс, как и Крым. Я думаю они будут нести ответственность. Те, кто отдавал. Как историческую, так и политическую. Я не сомневаюсь, что Донбасс вернется в Украину. Думаю, это может решиться за один день, а может и не решиться за 5 лет.

- Оцените два года президентства Зеленского.

- Я привык быть точным в определениях. Первое - стало намного меньше коррупционных скандалов. Это плюс? Плюс. Война на Донбассе идет, люди гибнут? Гибнут. Это минус? Минус. В каждом секторе надо отдавать объективную, справедливую оценку. Главная цель - мир и она пока не достигнута. В чем проблема предыдущих и сегодняшних руководителей страны? Система их поедает. Они должны полностью сломать систему. Как бульдозером проехаться, принять новую конституцию. Мы ничего не потеряем если так поступим. Мы вынуждены перестраивать. Вот если взять НСК «Олимпийский». Если бы у меня было на 8 месяцев больше - я бы его снес полностью вообще не задумываясь. И построил бы за те же деньги такой стадион как у лондонского «Арсенала» - «Эмирейтс». Потому что реконструировать можно Мариинский дворец, Андреевскую церковь. А реконструировать бетон 69-го года - это надо быть идиотом, чтобы когда-то принять такое решение.

- Какое Ваше отношение к Игорю Коломойскому?

- Можно разобрать по полочкам. Стадион построил? Да. Умников же вокруг много, но никто же не построил. Команду привел к финалу Лиги Европы? Привел. Мы же о футболе говорим. А что произошло у него с бизнесом и властью - это проблемы власти и бизнеса.

- Борис Викторович, я слышал, что Вы, братья Суркисы на яхте Романа Абрамовича обговаривали идею создания Объединённого Чемпионата, на сколько близкими вы тогда были к воплощению идеи объединить украинский и российский чемпионаты?

- Я сейчас не могу сказать, были мы близки тогда к этому или нет. Гриша был категорически против. Мы вернулись к этому разговору в 2010 году в присутствии Платини. Не знаю почему Григорий Михайлович был против. Это еще больше усложняло ему конкуренцию в борьбе за Лигу Чемпионов. Но какой максимум могло дать УЕФА? Это четыре места в Лиге Чемпионов. А желающих сколько? «Шахтер», «Динамо», «Металлист», «Днепр», «Зенит», «Спартак», «ЦСКА», «Локомотив» - это уже восемь команд. И еще кто-то мог обязательно «выстрелить». Не знаю, может быть из-за этого, я не уверен.

- Расскажите, пожалуйста, про саму встречу - кто собрал, кто вообще был инициатором этой идеи?

- Это случилось 11 лет назад. Был один представитель российских клубов, то есть «ЦСКА», и мы. Но договориться не удалось. И тогда Гриша сказал: «Надо делать свою Премьер-лигу». Я считаю, если мы хотим усилить, тогда нам нужно было быть за Объединённый чемпионат, потому что в нём бы выросло качество футбола на порядок. Никто же не знал политических обстоятельств, которые потом сложились. Давайте тогда 10 команд сыграют в четыре круга. Это было бы интересно и болельщикам, и телевидению. Гриша сказал: «Нет, 10 команд в четыре круга – это мало команд». Тогда игр получается ещё больше. И телевидения будет интересно. И про телевидение. Я, кстати, согласился, но всё равно они не продали права. Я говорю как в Лиге Чемпионов, чтобы телевидение получило деньги - нужно консолидировать все клубы, все права. Прошло 11 лет и ещё ни одного шага. Я говорю, Премьер-Лигу вы хотите сделать, чтобы у Сафиуллина отобрать возможность составлять календарь и всё остальное. Что такое Премьер-лига? Это коммерческий турнир, который не зависит от Федерации. Вот и все.

- От кого тогда шла инициатива про создание Объединённого чемпионата?

- Я помню в 2010-2011 году была инициатива, тогда еще были нормальные отношения между Россией и Украиной. Но тогда все были не в восторге. Тут уже чемпионат Украины, четыре мощных клуба и не было уже такого фанатизма, а тогда он был действительно.

- Тогда в этой идеи была лишь спортивная составляющая? Никаких политических составляющих не было?

- Исключительно спортивная! Вообще даже не обсуждалось никаких политических моментов.

- Какие у Вас были рабочие отношения на Евро 2012 с Григорием Суркисом?

- Основную часть работы Григорий Михайлович сделал до моего прихода. Это работа одна, но она глобальная. Он добился права, и Украине с Польшей дали провести Чемпионат Европы. Дальше мы практически не соприкасались. Дальше велась работа с Маркияном Лубкивским. С Григорием Суркисом мы соприкасались только во время приема официальных чиновников из УЕФА. Основная инженерно-строительная часть была на нашей команде, а сам турнир организовывал УЕФА.

- За полгода до ЕВРО 2012 был Конгресс Федерации футбола, на котором ставили вопрос про недоверие Григорию Суркису. Вас конечно же не было в исполкоме, но все мы понимали, что веяния были с Донецка. Чем за полгода до Евро мешал Григорий Суркис?

- Он не за полгода, он мешал за все предыдущие 11-ть лет. Все претензии были по судейству и календарю. По календарю мы быстро сняли эту претензию, а судейство осталось. Через судей можно сломать ситуацию, в чью-то пользу склонить чашу весов. Мы тогда считали и сейчас я считаю, что президент федерации и владелец клуба - это должны быть абсолютно разные люди.

- Насколько мне известно, Григорию Суркису подготовка к ЕВРО стоила двух стентов в сердце, Вы перенесли инфаркт, это тоже следствие нервов во время подготовки к ЕВРО?

- У меня два стента в сердце. Я ж не доктор. Напряжение было сильное, почти 50 тысяч человек участвовало непосредственно в работах и полмиллиона смежников. Это очень тяжёлая работа и она показала, что для Украины ничего невозможного не существует.

- Вы пришли в 2010 году на пост вице-премьер министра Украины по вопросам ЕВРО, тогда уже вопрос не стоял проводить его или нет, там только был вопрос, что касается в каких городах проводить.

- Украина была на волоске от вылета по всем объектам. Я приехал на НСК «Олимпийский», там все как после бомбежки. Это была Хиросима. Во Львове даже Хиросимы не было, там пустыня. В Донецке не было аэропорта. Стадион шикарный, а что толку, если нет аэропорта. В Харькове его тоже не было. Во Львове не было аэропорта, взлетно-посадочной полосы и стадиона. А что было? Только в июне путем героических трудов наших строителей удалось ситуацию подтянуть. Особенно во Львове. Я тогда сказал, что если отнимут чемпионат у Львова, то это не для всей Украины пройдет Евро.

- Наверное, было героические усилия, чтобы отстоять Львов?

- Андрей Садовой не хотел, чтобы мы закрывали аэропорт, он очень переживал за туристов, бизнес. И закрыв полосу на год - про Львов бы забыли. Я послал самых надежных людей на экспертизу, и мы на волоске смогли построить вторую часть полосы, переключить движение, затем снести первую часть и потом их соединить. Это ювелирная работа. И Львов ни на один день не прекращал полеты.

- Вы говорите, что в 2010 году Ураина была на волоске. Могла потерять вся Украина Чемпионат?

- УЕФА предлагали оставить два города - Киев и Донецк и все-таки сыграть турнир. Но это было бы очень плохо. Пришлось очень сильно увеличить темп. В Киеве минус 15 градусов, я приезжаю вечером часов в 9, а сварщики висят на этих стропах. Минус 15, идет снег. Я, когда зашел в первый раз на «Олимпийский» - думал мы никогда его не построим. Вот новый стадион - легко, пожалуйста. На подготовку и проведение Евро 2012 было потрачено около 5 миллиардов долларов. Агентство потратило 27 миллиардов гривен при курсе 8 гривен за один доллар. Во время Чемпионата Европы было потрачено 850 миллионов долларов. 800 миллионов - это стоимость стадионов львовского и киевского. 50 миллионов было потрачено на промоушн турнира. А все остальное не имеет отношение к Евро - полосы, которые рассчитаны на 75 лет, терминалы, которые рассчитаны на 30 лет. Если бы так окупалось Евро, то аэропорты строили вместо автобусных остановок. До 2012 года в Украине не было ни одного аэропорта в западном понимании этого слова.

- Сильнейшим вашим ходом во время ЕВРО было пригласить своим советником Александра Заварова. Вы сблизились с Платини, у Вас появился непосредственный контакт.

- Заварова я знал давно. У него хорошие отношение с Мишелем, они вместе играли. Мы устранили неточность перевода таким способом. Это человек, который говорит, что думает. Конец 80-х и я спрашиваю у футболистов, когда сборную возглавил Эдуард Малафеев. И один футболист за дружеским столом говорит: «Понимаешь сборная СССР была всегда крепким говном по футболу. А при Малафееве мы превратились в жидкий понос». Я запомнил навсегда эту фразу.

- Мишел Платини - легендарный футболист, многолетний президент УЕФА. Какой он Мишель Платини?

- Великие люди они всегда скромные. Как-то в Донецке на «Донбасс Арене» его встречает Ринат и был банкет. И вечером Платини спрашивает: «А как ты построил стадион?» Ахметов отвечает: «Мэр дал землю». И сколько бы мы потом не встречали Платини Ахметов всегда говорил: «Главное, что мэр дал землю». А то, что построили стадион - будто чепуха. Ринат так скромно себя повел.

- Почему вы ушли с правительства в 2012 году после ЕВРО?

- Я ушел из правительства в 2012 году из-за того, что закончилось Евро. Меня с третьего раза затащили туда на танке в правительство. И как только появилась возможность уйти из правительства - я и ушел. Я перешел транспортный комитет. Это намного полезнее регуляторная политика, чем управление.

- Если бы возможно было вернуться в какой-то из дней своей жизни, пережить его ещё раз, Борис Викторович, какой бы это день был?

- Матч Украина - Швеция. Только начало чемпионата, все готово, все вылизано, новые аэропорты, стадионы и тут еще Андрей Шевченко забивает два гола. Если такая обстановка в стране будет всегда - нужно работать на Украину только ради той обстановки, которая была на утро матча Украина - Швеция.

Узнавай о результатах матчей и смотри крутые голы самым первым! Читай наш телеграм-канал.